Поддержите нашу работу! 
Яндекс.деньги - 41001841472790
Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154
Тинькофф: 5536 9137 7846 6660
Рокетбанк: 5321 3002 8013 0472
Нижегородский Протестный Портал
Социальная борьба и народный протест
pravda.webstolica.ru


НПП

Поддержите нас!


с карт Visa и MasterCard


из кошелька


со счета мобильного



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
07.03.18 | 23:23:27


12.01.18 | 22:29:19


12.01.18 | 22:24:27


07.01.18 | 19:49:55


05.01.18 | 22:07:07


05.01.18 | 21:55:35


24.12.17 | 16:43:23


17.12.17 | 14:58:10


13.12.17 | 22:08:29


21.11.17 | 19:19:49


13.11.17 | 13:26:16


08.10.17 | 15:33:16


01.10.17 | 13:49:43


27.09.17 | 22:29:51


18.05.17 | 23:47:14


12.05.17 | 22:02:18


11.05.17 | 01:11:55


09.05.17 | 19:27:53


17.04.17 | 14:07:24


13.04.17 | 14:03:59




Наши блоги:

СПАСЕМ ПАРКИ

В защиту парков от вырубки


Нет уплотнительной застройке!

Ковалиха и другие точки борьбы против уплотнительной застройки



НИЖЕГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ КУБЫ


Сайт Николая Парийского


Rambler's Top100

Б. МАРЬЯНОВ


Купец Кузьма Остолоп и поп толоконный лоб
Две жизни пушкинской сказки



Итак, написанная Пушкиным в Болдине в сентябре 1830 года «Сказка о попе и о работнике его Балде» была опубликована только в 1840 году — переделанная В. А. Жуковским в «Сказку о купце Кузьме Остолопе и работнике его Балде». В таком виде она и печаталась в течение сорока с лишним лет.

А что же подлинный, пушкинский «Балда»?

Полвека он пребывал в безвестности, упрятанный в сундук вместе с другими пушкинскими рукописями, которые были недоступны для исследователей и публикаторов (Анненков оказался счастливым исключением).

Только в 1880 году старший сын поэта Александр Александрович, владевший большей частью рукописного наследия отца, сначала представил рукописи для выставки в московском Румянцевском музее (1), а затем и передал их ему, и через два года они стали доступны для исследователей. Именно тогда, в 1880 году, пушкинский «Балда» впервые дал знать о себе.

В 1878—1881 годах петербургский издатель Я. А. Исаков выпустил шеститомное собрание сочинений Пушкина. Редактор этого издания, видный литературовед, впоследствии член-корреспондент Академии наук П. А. Ефремов, поместив в третьем томе (1880) «Сказку о купце», сопроводил ее примечанием, которое, во-первых, приоткрывало завесу тайны, скрывавшую происхождение этой сказки: «Для печати она была изменена Жуковским» (как именно изменена — не объяснялось). Во-вторых, примечание содержало интригующее обещание: «Вероятно, следующее издание восстановит ее по рукописи, которая скоро сделается общедоступною в Московском музее».

Действительно, через два года, в 1882м, под редакцией Ефремова вышло в Москве, в издательстве Ф. И. Анского, семитомное издание пушкинских сочинений, и в третьем томе российский читатель впервые мог прочесть «Сказку о попе и о работнике его Балде». Правда, она была напечатана со многими отступлениями от пушкинского текста (в рукописях Пушкина не так-то легко разбираться).

Еще через два года, в 1884м, пушкинист В. Е. Якушкин (внук декабриста И. Д. Якушкина) напечатал в журнале «Русская старина» обширное описание пушкинских рукописей. Здесь, в июньской книжке, он впервые опроверг публикацию Анненкова, сообщив, что со слов няни Пушкин записал сказку не о купце, а о попе, и опубликовал заключительную часть записи, опущенную Анненковым. А в октябрьском номере, описав листы, на которых Пушкин писал и правил свою сказку, привел ее заголовок: «Сказка о попе и о работнике его Балде», расшифровал несколько пушкинских поправок.

Наконец, еще через три года, в 1887м, Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым выпустило в Петербурге семитомное собрание сочинений Пушкина. Его редактор, к тому времени уже известный литературовед, пушкинист, впоследствии член-корреспондент Академии наук П. О. Морозов, заново сверил сказку с пушкинским автографом и исправленный ее текст поместил в третьем томе. Здесь же, в примечании напечатана впервые полностью и неискаженная запись няниной сказки.

Изданием под редакцией Морозова, можно сказать, окончилась публикация подлинного текста «Сказки о попе». (Оставалась неизвестной подпись под изображением попа; она увидела свет только в 1909 году — в третьем томе пушкинских сочинений под редакцией С. А. Венгерова был факсимильно воспроизведен весь лист пушкинских автоиллюстраций со всеми подписями.) В издании Морозова отступлений от пушкинской рукописи оказалось не меньше, если не больше, чем у Ефремова. Впоследствии пушкинистытекстологи обнаруживали ошибки и неточности во всех дальнейших изданиях (2).

Но вернемся в год 1882й. Итак, пушкинская сказка о попе и Балде опубликована в подлиннике. Объяснено, что Жуковским она была переиначена в сказку о купце и Балде «для печати» — то есть из цензурных соображений. Конечно, это было событие в истории издания пушкинских сочинений, его не могли не заметить в первую очередь литературоведы, а также издатели и редакторы последующих изданий, да и вообще читающая публика. Казалось бы, теперь «Сказка о купце» — этот фантом, порожденный общественными условиями николаевской эпохи, должен уйти в небытие, стать достоянием истории литературы. Ан нет. Этот незаконнорожденный двойник пушкинской сказки оказался на редкость жизнестойким.

Если после выяснения истины серьезные редакторы и издатели собраний пушкинских сочинений стали печатать уже «Сказку о попе»; то множество других — как в обеих столицах, так и в провинции — продолжали тиражировать «Сказку о купце».

Конечно, полувековую инерцию сразу не преодолеть, да, наверное, не все еще тогда успели разобраться в ситуации. Но шли годы, десятилетия, а «Сказка о купце» продолжала тиражироваться в общих и избранных собраниях сочинений, сборниках сказок. Я обнаружил того же «Купца» аж в 1916 году — в «Сочинениях А. С. Пушкина, изданных для юношества» под редакцией В. П. Авенариуса (3-е изд. М., 1916. Т. 1).

Но начиная с 1888 года стали выходить и отдельные издания «Сказки о попе». В последнее десятилетие прошлого — в первые годы нынешнего века сложилась парадоксальная ситуация, когда читатели Пушкина с примерно одинаковой периодичностью получали от издателей в разном переплете — и в собраниях сочинений, и в сборниках, и в брошюрах — оба варианта сказки: и о попе, и о купце. Так они соседствовали и на книжном прилавке, и в домашней библиотеке. Казалось,— мирно. Но так только казалось.

Столь долгую жизнь ложного и давно разоблаченного варианта сказки нельзя объяснить неосведомленностью редакторов и издателей. Тот же В. П. Авенариус, писатель и литературовед, специально занимавшийся Пушкиным, написавший его биографию для юношества, не мог не знать правды. И то, что и он, и многие другие редакторы и издатели сознательно шли против этой правды, знали, что они тиражируют ложный вариант сказки, но все же именно его предлагали читателям,— это можно объяснить только

тем, что они имели для таких действий свои серьезные идеологические, политические, религиозные мотивы.

Были в тогдашнем российском обществе достаточно влиятельные силы, не принявшие подлинную пушкинскую сказку, всячески противодействовавшие ее распространению и усиленно протежировавшие ложной «Сказке о купце».

Доказательство тому — полемика на журнальных и газетных страницах, разгоревшаяся летом 1899 года. Долгие годы молчавшее духовенство сочло подходящим выступить со своей точкой зрения на этот предмет именно в дни столетнего юбилея, когда к имени Пушкина было приковано внимание всего общества. Внешним поводом для конфликта послужило рекламное объявление известного московского издателя И. Д. Сытина о готовящемся издании (12-тысячным тиражом, отдельными иллюстрированными брошюрами ценой по пять копеек) пушкинских сказок, в том числе и «Сказки о попе и о работнике его Балде».

Священник Алексий Бобров откликнулся в «Церковном вестнике», еженедельнике Петербургской Духовной академии (№17, 29 апреля), гневной филиппикой «Ревность не по разуму» с подзаголовком: «Готовящийся сюрприз русскому духовенству ко дню юбилейных торжеств в память А. С. Пушкина». Возмущенный батюшка не выбирает выражений: «самый грубый пасквиль на наше духовенство», «перл пушкинского пасквиля» и даже «порнографическое (!) произведение»... Возмущен он был и пятикопеечной ценой брошюры: «За такую ничтожную плату... каждый грамотный крестьянин и деревенский школьник не преминет доставить себе удовольствие приобрести эту любопытную сказку».

Да, с сожалением сетует о. Алексий, «все же упомянутая сказка есть произведение самого Пушкина, и доселе печаталась в цензурных изданиях». Но, во-первых, «иное дело было видеть ее в целом сборнике пушкинских творений, иное — печатать ее отдельной, самостоятельной брошюрой» (будто такими брошюрами «Сказка о попе» не издавалась к тому времени уже много раз). Еще один довод А. Боброва: эту сказку он относит к «утехам юности безумной», в которых сам поэт будто бы «не раз раскаивался». Вот уж здесь батюшка лукавит. В «Разговоре книгопродавца с поэтом», откуда он извлек этот оборот, речь идет об иных, вовсе не поэтических «утехах», да и сказки свои Пушкин писал не в юношеском, а во вполне зрелом возрасте.

На публикацию «Церковного вестника» последовало несколько откликов в печати — в основном одобрительных; кажется, только газета «Сын Отечества» заметкой «Курьезные опасения» (1 мая) попыталась урезонить разгневанного священника. Из выступлений его сторонников остановлюсь только на одном — в нем есть примечательные моменты. Это статья протоиерея Кл. Фоменко в «Трудах Киевской Духовной академии» (1899, №6) — «Как относился к православному духовенству А. С. Пушкин?» с подзаголовком: «По поводу заметки Боброва».

Повторив официальную версию (3): «В молодости (подчеркнул Фоменко.— Б. М.) молодой Пушкин и увлекался и ошибался», но «в зрелых летах сделался добрым христианином», «всей душой преданным Богу, Царю и Отечеству»,— автор далее разыгрывает перед читателями своеобразный спектакль. Дескать, всю жизнь он знал «Сказку о купце Кузьме Остолопе» и только из заметки А. Боброва узнал о существовании у Пушкина «Сказки о попе», чем «был крайне удивлен и смущен». Чтобы священнослужитель, претендующий на роль просвещенного пастыря, читающий (как увидим дальше) Боккаччо, пишущий статью о Пушкине для академического журнала, наконец, имеющий дома (об этом тоже дальше) издание пушкинских сочинений, где эта сказка напечатана именно как «Сказка о попе»,— чтобы он не знал о ее существовании?.. Верится с трудом.

Но дальше — больше. Кл. Фоменко сообщает, что для выяснения вопроса он обратился к сочинениям Пушкина в издании Л. Поливанова. Отсюда он узнал (изложу и процитирую подробно — это важно), что проводивший лето 1831 года в Царском Селе с императорским двором Жуковский задержался там до поздней осени из-за холеры в Петербурге. Там же жил Пушкин. Гоголь был их частым гостем. Этот триумвират «для поднятия упавшего народного настроения и общей грусти взялся здесь, по примеру Боккаччо во время чумы в Италии, за переложение смехотворных народных сказок». И когда Пушкин прочел свою «Сказку о попе и о работнике его Балде», «вдохновитель и учитель Пушкина Жуковский, вразумив молодого (подчеркнул Фоменко.— Б. М.) поэта, переделал заглавие последней сказки так: «Сказка о купце Кузьме Остолопе и работнике его Балде»... Иначе и не мог поступить добрый христианин и опытный (подчеркнул Фоменко.— Б. М.) и благоразумный воспитатель. Пушкин безусловно подчинился совету благоразумно-дальновидного Жуковского». Какое же право имеет Сытин, возмущается Кл. Фоменко, «издавать сказку Пушкина под тем ошибочным заглавием, от которого отказался сам автор»?

Ну, что же — обратимся и мы к тому первоисточнику, на который ссылается автор статьи. Это — выпущенные московским издателем Львом Поливановым в 1892—1898 годах пятитомные «Сочинения А. С. Пушкина с объяснениями их и сводом отзывов критики». Во втором томе (1892) напечатаны все пушкинские сказки, в том числе и «Сказка о попе и о работнике его Балде» именно с таким названием. В комментарии действительно говорится о том, что лето и осень 1831 года Пушкин и Жуковский провели в Царском Селе, часто туда наезжал и Гоголь. Оба поэта «взялись за народные сказки». «Сказка о спящей царевне», «Сказка о царе Берендее» и «Война мышей и лягушек» Жуковского и «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о попе и о работнике его Балде» Пушкина были плодом этого состязания (4).

И все. Ни здесь, ни в «Материалах для биографии А. С. Пушкина» П. В. Анненкова, послуживших источником для комментария Поливанова, нет ни слова о том, как Жуковский «вразумлял» Пушкина, как было переделано первоначальное «ошибочное» заглавие сказки, «от которого отказался сам автор». Всю эту благочестивую сказочку сочинил, презрев девятую заповедь, сам протоиерей Кл. Фоменко, а ссылкой на издание Поливанова придал ей видимость документальности — кто там станет проверять?

Дискуссия, затеянная священником А. Бобровым, получила неожиданное продолжение — уже не на печатных страницах, а в реальной жизни.

...Оставшийся безымянным инспектор народных училищ Петровского уезда Саратовской губернии, получив для раздачи учащимся в день пушкинского, юбилея 100 экземпляров сборника сказок Пушкина, обнаружил в нем «Сказку о попе и о работнике его Балде». То ли уже зная о заметке Боброва в «Церковном вестнике», то ли по собственному почину, он велел изо всех книжек эту сказку вырезать и уничтожить, а одну вырезку с препроводительным письмом 19 мая отправил своему губернскому начальству.

Начальство в лице директора народных училищ Саратовской губернии А. П. Карпова инициативу ретивого инспектора поддержало; прямо на этом донесении на следующий день — 20 мая — наложило резолюцию: «Сделать всюду распоряжение о не выписке Соч. Пушкина у изд. Сытина, как заключающем (так у начальника народного образования.— Б. М.) в себе предосудительную сказку «О попе и работнике его Балде». В тот же день в уезды ушло распоряжение Карпова: «...Не выдавать эти издания ученикам, и если выписаны уже они, то вырезать эту сказку».

Вряд ли саратовские попечители о народном просвещении были исключением на бескрайних просторах нашей богоспасаемой отчизны. К такому выводу приводят и опубликованные в 1937 году в журнале «Красный архив» (№ 1) архивные материалы, относящиеся к так называемой «педагогической цензуре». В 1869 году при ученом комитете министерства народного просвещения был создан «особый отдел», который рассматривал все вышедшие (и прошедшие, разумеется, общую цензуру) книги на предмет их пригодности «для народа», «для школ». Причем отдел не только выявлял издания, «неудобные для чтения в школе и в народных читальнях», но и давал рекомендации издателям, что и как им следует печатать.

В «Красном архиве» опубликовано несколько отзывов члена «особого отдела» А. Г. Филонова о разных изданиях сочинений Пушкина. И каждый раз внимание «педагогического цензора» привлекает «Сказка о попе». Например: «Не следует пускать в народ подобного рода сказки и тем усиливать не совсем благоприятное отношение народа к духовенству» (24 октября 1897 г.об «Иллюстрированной пушкинской библиотеке» Ф. Ф. Павленкова).

Отзывы «особого отдела» помогают понять причины долгожительства варианта «о купце». Ознакомившись со сборником «Все сказки Пушкина» (1897), Филонов порекомендовал Сытину в следующем издании «восстановить» (подчеркнуто мною.— Б. М.) «Сказку о купце».

Если уж зашел разговор о цензуре, можно добавить еще такой красноречивый факт. В 1902 году петербургский цензурный комитет запретил печатать перевод пушкинской сказки на татарский язык: мол, «досужие татарские грамотеи» выбирают «для ознакомления своих единомышленников с русским народом и его литературой лишь то, что может доставить им лишний случай и материал злорадно посмеяться над русским человеком».

Заканчивая это затянувшееся повествование, расскажу еще только об одном эпизоде, относящемся уже к первым годам советской власти.

Роясь в библиотеке в каталожных карточках, я обнаружил вот какое любопытное порождение первых послереволюционных лет. В 1919 году Государственное издательство в Москве выпустило, а в 1922м переиздало пушкинскую сказку под своеобразно измененным, так сказать, гибридным названием: безымянный поп получил прозвище (или фамилию?) купца Кузьмы: «Сказка о попе Остолопе и работнике его Балде». Эта новинка «в духе времени» (так оно, вроде, позабористее) никак не объясняется. Но самое интересное — в книжке помещено и продолжение пушкинской сказки, принадлежащее перу популярного тогда революционного поэта Демьяна Бедного: «Сказка о батраке Балде и о страшном суде». Мы можем здесь прочесть, как Балду судили за расправу с попом, дали «сто батогов» и продали в батраки жестокому барину. Новый хозяин обошелся с ним так круто, что богатырь Балда «в три года состарился» и «лег до срока в могилу», где и пролежал «сотню лет или боле». Но вот прозвучала над ним «красноармейская труба», и решил Балда, что настал страшный суд, его отправляют в ад. Вышел из могилы, а в деревне новая жизнь, «помещика нет и в помине», делами управляет комитет бедноты, в барском доме школа и так далее. «Ежели я в родимом краю,— говорит изумленный Балда,— значит, все мужики очутились в раю». Вот такой раешник «на злобу дня» под пушкинской обложкой.

Но это уже из области курьезов.




Примечания:

Окончание. Начало в «Наука и религия» №6, 1995. (Не отсканировано еще, номера нет в распоряжении)

1. В советское время — Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина. С 1948 года рукописи Пушкина сосредоточены в Пушкинском доме — Институте русской литературы Российской Академии наук (С.Петербург).

2. Обзор этой растянувшейся на десятилетия работы по уточнению текста сказки см. в рецензии М. К. Азадовского на сборник пушкинских сказок 1933 года (Пушкин. Временник пушкинской комиссии». Вып. 1. М.— Л. С. 322325.

3. Подробнее о ней см. в моих первой и второй статьях из цикла «Легенда о блудном сыне" («Наука и религия", 1972, №2, 6).

4. Напомню: в то время считалось, что «Сказка о попе" была написана в Царском Селе осенью 1831 года (на самом деле Пушкин сочинил ее в Болдине осенью 1830-го).


 

НОВОСТИ


13.07.18 

15.03.18 

09.03.18 

20.02.18 

12.02.18 

10.02.18 

09.02.18 

22.01.18 

02.01.18 

15.10.17 

12.10.17 

16.09.17 

25.05.17 

12.05.17 

09.05.17 



Июнь,  2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
21222324252627
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301
2345678
Май Июль


В КРУГЕ ВТОРОМ   Книга о прокурорском и судебном произволе



   Берни Сандерс - все статьи


Политическая революция в США

        

       


        


    

 


  

  underskylost@gmail.com


БЕРИТЕ ПРИМЕР:

Совет Инициативных групп Москвы

Нет уплотниловке!


        Помочь нам:

счет№ 41001841472790



Уважаемые читатели!

Изображения в статьях на нашем сайте могут пропадать, т.к. размещаются на бесплатных хостингах картинок, которые весьма ненадежны. Помогите нам сделать сайт лучше! Сейчас сайт работает на бесплатном хостинге, и средств на платный хостинг не было и нет. Помогите нам развиваться дальше:

Яндекс.деньги - 41001841472790

WebMoney -  R362746432978

Киви - +79081562889

Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154

эл.почта:   underskylost@gmail.com



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
Нижегородский Протестный Портал, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS