Поддержите нашу работу! 
Яндекс.деньги - 41001841472790
Киви - +79081562889
Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154
Рокетбанк: 5321 3002 8013 0472
Нижегородский Протестный Портал
Социальная борьба и народный протест
pravda.webstolica.ru


НПП

Поддержите нас!


с карт Visa и MasterCard


из кошелька


со счета мобильного



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
13.12.17 | 22:08:29


21.11.17 | 19:19:49


13.11.17 | 13:26:16


08.10.17 | 15:33:16


01.10.17 | 13:49:43


18.05.17 | 23:47:14


12.05.17 | 22:02:18


11.05.17 | 01:11:55


09.05.17 | 19:27:53


17.04.17 | 14:07:24


13.04.17 | 14:03:59


10.04.17 | 20:31:52


13.03.17 | 21:40:14


05.03.17 | 17:19:00


10.02.17 | 17:59:34


26.01.17 | 18:43:44


25.01.17 | 17:27:49


22.01.17 | 18:36:13


06.01.17 | 23:36:59


21.12.16 | 21:28:36




Наши блоги:

СПАСЕМ ПАРКИ

В защиту парков от вырубки


Нет уплотнительной застройке!

Ковалиха и другие точки борьбы против уплотнительной застройки



НИЖЕГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ КУБЫ


Сайт Николая Парийского


Rambler's Top100

Уважаемые читатели! Статьи о протестных акциях и социально-политической борьбе за рубежом также можно найти в разделе "В Мире"



« Православный феминизм, Юлия Вознесенская  | В начало |  Политическая революция и борьба с империей зла: Rogue One - Красный революционер номер один »


Пошел в полицию – оказался в психушке

21.12.16 21:28

 

Полиция отправила заявительницу в психушку, вместо того, чтобы проверять её заявление

В Нижнем Новгороде сотрудники полиции ОП № 5 отправили в психиатрический стационар гражданку, которая добивалась предоставления ей защиты. Юридическую помощь пострадавшей от репрессивной психиатрии оказывает движение «Трудовой Нижний Новгород». Личность пострадавшей гражданки мы не вправе, пока что, раскрывать, т.к. закон защищает персональную информацию, касающуюся психического здоровья граждан. Поэтому будем условно именовать пострадавшую от произвола полиции и психиатров гражданкой Ивановой.

То, что полиция, а затем психиатры, прокуратура и суд проделали с Ивановой, может случиться практически с любым человеком в России, причем полностью психически здоровым. Ситуация, в которую попала Иванова, вскрывает чудовищное состояние, в котором находится защита прав пациентов психиатрических стационаров: у этих людей вообще нет никаких прав, а любые попытки им помочь блокируются как системой психиатрии, так и правоохранительными органами.

Иванова пришла в отдел полиции поздно вечером, чтобы попросить помощи. Долгое время в адрес этой женщины поступали угрозы от известных ей лиц, и она добивалась от полиции, чтобы по этому поводу были приняты меры, сама она надеялась, что ей предоставят защиту, наподобие программы защиты свидетелей, полиция будет ее охранять. Насколько это было наивно, мы не будем судить. Многим нашим согражданам через бесконечные сериалы о доброй полиции, внимательных и вежливых следователях уже сумели навешать лапши на уши. О том, что пропаганда и действительность – это две разные вещи, некоторые люди узнают только тогда, когда на своем опыте сталкиваются с полицейским произволом.

Вот и Иванова пришла в полицию, ожидая, что добрые полицейские ее выслушают и помогут. На свою беду, она обращалась со своей проблемой в полицию уже не первый раз, раньше она один раз уже обращалась в это же отделение полиции, и видимо, полицейским она просто надоела. Вместо того, чтобы предоставить ей защиту, как Иванова надеялась, сотрудники полиции вызвали из дежурной части «Скорую помощь» с психиатром, который выписал Ивановой направление на госпитализацию в Областную психоневрологическую больницу № 1 им. П.П. Кащенко, куда Иванову и доставили на «Скорой».

В качестве обоснования такого решения психиатр «Скорой» указал: «В течение недели ежедневно приходит в РОВД, просит защитить, боится идти домой, считает, что ее должны убить». Это, по мнению психиатра, является признаком «психотического расстройства», кроме которого в направлении еще были указаны и «галлюцинации» и «паранойя». Все эти «расстройства», по мнению психиатра, приводят к тому, что Иванова представляет непосредственную опасность для окружающих, а если ее оставить «без психиатрической помощи», наступит существенный вред ее здоровью вследствие ухудшения психического состояния. Эти два признака закон о психиатрической помощи приводит в качестве оснований для принудительной госпитализации в психиатрический стационар.

Ну да, жаловаться в полицию и напрягать полицейских работой, это же реально опасно для окружающих: преступника какого-нибудь поймают и посадят. А если вам кто-нибудь угрожает, то это вам все кажется, это галлюцинации и паранойя. Известно же, что с преступностью у нас в стране все хорошо, никто никому не угрожает, не надо бредить. Если же не упечь особо активного жалобщика в психушку, он так и будет с жалобами в полицию ходить, работать заставлять. Уж лучше его изолировать от общества и «подлечить», чтобы его состояние не ухудшилось от частых обращений в полицию с жалобами. Видимо, такой логикой и руководствуются полицейские и психиатры, когда помещают здорового, но досаждающего своими жалобами человека в психушку.


В психушке Иванова была осмотрена тремя психиатрами при поступлении, которые в своем заключении уже написали, что не неделю, а целый месяц подряд она каждый день ходила в полицию с жалобами: «Из направления известно, что в течение последнего месяца ежедневно приходит в РОВД, просила защиты…». Как психиатры читали направление своего коллеги, в котором была указана «неделя»? Ну, почерк у медиков, это все знают, неразборчивый, вполне могли и ошибиться. Но в необходимости госпитализации они ошибки не увидели, хотя никаких галлюцинаций у Ивановой не установили.

Психиатры утверждают, что Иванова была помещена в стационар и находилась «на лечении» добровольно, по своему согласию. Мы общалис с Ивановой в психиатрическом стационаре, и по ее словам, на протяжении 10 дней она находилась в психиатрическом стационаре против своей воли. Об этом она также рассказала директору предприятия, где она работает, который сумел на 10-й день добиться встречи с ней, и она лично подтвердила, что согласия на добровольное лечение в стационаре не давала. В первый день задержания она успела позвонить коллеге по работе, которому сообщила, что ее задержали и поместили в психушку против ее воли, после чего у Ивановой психиатры отобрали телефон, и связаться она ни с кем больше не могла.

Закон о психиатрической помощи все эти вопросы детально регламентирует и гарантирует лицам, помещенным в психиатрические стационары, защиту их гражданских прав и свобод. По закону, любой гражданин, в отношении которого нет решения суда о принудительном помещении в психиатрический стационар (а в отношении Ивановой на тот момент такого решения не было), может в любой момент просто взять и уйти домой, человек имеет право пользоваться телефоном, писать письма, назначать своего представителя для защиты своих интересов, обращаться с жалобами и заявлениями в любые инстанции, и эти заявления не должны подвергаться цензуре.

Однако на практике эти права грубейшим образом нарушаются администрацией психиатрического учреждения. Телефон у помещенного в психушку отбирают, что позволяет делать лазейка в законе, допускающая ограничение телефонных разговоров пациента, если, по мнению психиатров, это вредит его выздоровлению. Представителя гражданин назначить не может, т.к. психиатры и глав.врач психушки отказываются удостоверять подпись гражданина на доверенности на том основании, что гражданин «болен» и «сам не понимает, что подписывает». Отказ на таком основании совершенно незаконный, если гражданин не признан невменяемым или недееспособным, но психиатры это игнорируют, а прокуратура и суд практически всегда встают на сторону психиатров.

Представитель гражданину нужен, чтобы принять участие в судебном заседании по иску психушки о принудительном помещении гражданина в стационар, иначе в суде гражданин останется один на один с психиатрами, прокуратурой и судом, которые смотрят на него как на сумасшедшего, и все, что он говорит, воспринимают как бред душевнобольного. Гражданин имеет право на бесплатного адвоката, но тут уж как повезет: на сколько ответственно подойдет «бесплатный» адвокат к выполнению своей роли по защите гражданина.


После того, как начальнику с работы Ивановой удалось навестить ее в психиатрической больнице, психиатры обеспокоились фактом ее принудительного нахождения в больнице на протяжении 10 дней. У Ивановой выпросили расписку о том, что она согласна на добровольное лечение с 13 по 15 декабря.

Не стоит удивляться тому, что человек, уже находящийся в психиатрической больнице, и не желающий там находиться, тем не менее, дает расписку о своем согласии на лечение. 15 декабря во время попытки посещения Ивановой в больнице, мы видели, в каком состоянии она находилась: женщина сидела на диване, уронив голову на поручень дивана, и спала. Явно, ее накачали успокоительными. Во время другого посещения, коллега Ивановой видел, что на этикетке ампул, из которых брали раствор для уколов, было написано «Галоперидол».

Будучи накачанной седативными препаратами, женщина вполне могла согласиться на уговоры психиатров и подписать все, что им было нужно, просто ради того, чтобы от нее отстали. О том, что в действительности оставаться в психиатрической больнице она не хотела, свидетельствует тот факт, что уже на следующий день, 14 декабря, Иванова отказалась от этой расписки и потребовала ее освободить. На это администрация психушки провела психиатрическое освидетельствование Ивановой и 15 декабря подала исковое заявление в суд о принудительной госпитализации в психиатрический стационар.

Психиатры приводили рассказ Ивановой о реально произошедших с ней событиях как пример ее бреда и доказательство ее «психического расстройства». Никого, кто бы мог подтвердить правдивость ее слов, в судебное заседание не допустили. Представителей Ивановой, доверенности которым она подписала, но ее подпись главный врач и лечащий врач заверить отказались, в судебное заседание не допустили. Судебное заседание было объявлено закрытым, то есть без участия слушателей. Судебные приставы угрожали вывести представителей Ивановой даже из коридора суда, если те будут громко разговаривать. Лечащий врач потребовала приставить к ней охрану на то время, пока она ждала в коридоре суда своей очереди выступить в качестве свидетеля рядом с представителями Ивановой, и судебные приставы отвели ее в специальную комнату для свидетелей. Получается, что то, о чем полицию просила Иванова – обеспечить ей защиту, было предоставлено ее лечащему врачу-психиатру, вот только лечащего врача судебные приставы почему то не отправили за эту просьбу в психушку. Это странно, ведь никакой угрозы для лечащего врача в коридоре суда не было, почему же ее посчитали психически здоровой, когда она попросила ее охранять, а Иванову, когда она, по сути, просила полицию о том же самом, посчитали больной?


В судебном заседании Иванова вновь заявила о своем желании назначить представителей, но на этот раз уже суд, вслед за психиатрами, отказал ей в этом. Основанием для отказа суд привел отсутствие в судебном заседании документов о высшем юридическом образовании граждан, которых Иванова назначила представителями, также было сказано о том, что эти граждане не являются психиатрами.

Двое из них являются юристами, но даже если бы у них были с собой дипломы, они бы не смогли их представить суду, т.к. судебные приставы не пускали их после перерыва даже в коридор суда, их держали в холле суда и дальше не пропускали, т.к. время было уже 17 часов, по графику суда рабочий день был уже окончен, и на этом основании приставы никого в помещение суда не пропускали, не взирая на то, что в зале суда шел судебный процесс. Такой прием избавления от нежелательной для суда публики на судебном заседании применяется в нижегородских судах не впервые. Например, когда автора этой статьи незаконно подвергли аресту перед митингами «Недели протеста» в апреле 2013 года, судебное заседание провели в 20 часов, и приставы публику в суд не пустили именно на этом основании: суд закрыт. Хотя судебное заседание было открытым. В случае с Ивановой судебное заседание еще и объявили закрытым для публики, на основании того, что оглашается информация о психическом здоровье гражданина.

Получается, по мнению суда, чтобы назначить самому себе представителя, гражданин, лишенный свободы незаконным принудительным помещением в психиатрический стационар, лишенный права звонить по телефону, ограниченный в свиданиях и т.п., должен заранее, до помещения его в психушку, побеспокоиться о том, чтобы нотариально удостоверить доверенность, а еще и запастись для суда оригиналом диплома о юридическом образовании своего представителя, который в судебном заседании должен предъявить суду.

Требование о том, что представитель в административном процессе (принудительное помещение лица в психушку производится в административном порядке) должен иметь высшее юридическое образование, появилось недавно, в 2015 году с принятием нового Кодекса административного судопроизводства. Ранее такого требования не было. Это требование ограничивает возможности граждан, которые могли раньше пользоваться помощью своих знакомых или правозащитников, имеющих опыт правозащитной деятельности, но не имеющих юридического образования. Теперь это запрещено законом. Поэтому в суде в качестве представителя можно назначать лишь граждан с дипломом юриста.

Но в остальных случаях – переговоры с администрацией психушки, обращение в полицию, прокуратуру, следственный комитет и другие органы - достаточно доверенности, выданной по общим правилам и заверенной нотариусом или глав.врачом психиатрического стационара. Привезти в психушку нотариуса – задача не из простых. Для этого нужно будет потратить немалую сумму, т.к. не каждый нотариус согласится потерять полдня на поездку в психиатрическую больницу в часы, отведенные для посещения пациентов. Закон наделяет гл.врача полномочиями заверять доверенности своих пациентов, но психиатры уклоняются от этого, ссылаясь во всех случаях на то, что пациенты больны и ничего не понимают. В результате человек, помещенный против его воли в психиатрическую больницу, может оказаться в юридическом отношении без связи с внешним миром: его жалобы и заявления психиатры никуда не отправляют, а просто прикладывают к медицинской карточке (это же «бред», зачем это отправлять?), его представители, которые могли бы ему помочь и обратиться от его имени с жалобами в различные инстанции, оказываются лишены юридических полномочий.


На сегодняшний день Иванова продолжает находиться в психиатрической больнице. Психиатры продолжают уклоняться от удостоверения доверенностей, которые она подписала своим представителям. Возможности общаться по телефону она лишена, телефон психиатры у нее отобрали. Суд принял решение о принудительном помещении её в стационар, это решение вступит в законную силу через 10 дней, которые даются для апелляционного обжалования. Никакой правовой оценки того факта, что 10 дней гражданка принудительно находилась в психиатрическом стационаре против ее воли, суд не сделал. Как будто бы все законно. Прокуратура, следственный комитет и другие инстанции, куда мы обратились в защиту интересов Ивановой от имени общественного движения «Трудовой Нижний Новгород», пока что не дали никакого ответа. Вот так закончился для женщины визит в полицию с просьбой ей помочь.

В буржуазном государстве правоохранительные органы, суд, прокуратура стоят на защите интересов господствующего класса. Любой представитель неимущих классов, попавший волею несчастного случая в жернова правозахоронительной системы, оказывается практически беззащитен перед произволом. Система нацелена лишь на имитацию работы, поэтому к установлению истины и защите прав граждан она не стремится. Психиатрия же очень удобна авторитарному капиталистическому государству в качестве репрессивной внеправовой машины: любого человека можно «нейтрализовать», навесив ярлык сумасшедшего, фактически лишить свободы, хотя человек не совершил никакого преступления, но принудительное пребывание в психушке может быть бесконечным и зависеть от произвола психиатров и судей. Общественные организации и правозащитники не наделены никакими полномочиями для эффективной защиты прав психиатрических пациентов, общественность никакого контроля за деятельностью психиатров и судов в сфере принудительного помещения граждан в психиатрические стационары не имеет.

Мы будем помогать пострадавшей от карательной психиатрии гражданке защитить свои права и освободиться от незаконного помещения в психиатрическую больницу, и будем держать наших читателей в курсе событий.



Автор статьи: Алексей Поднебесный

фотографи НОПБ № 1 автора

в начале Изображение: Lenta.ru


 











« Православный феминизм, Юлия Вознесенская  | В начало |  Политическая революция и борьба с империей зла: Rogue One - Красный революционер номер один »


 

НОВОСТИ


15.10.17 

12.10.17 

16.09.17 

25.05.17 

12.05.17 

09.05.17 

02.05.17 

02.05.17 

22.04.17 

27.03.17 

06.03.17 

10.02.17 

04.02.17 

22.01.17 

08.11.16 



Декабрь,  2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
20212223242526
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
1234567
Ноябрь Январь


В КРУГЕ ВТОРОМ   Книга о прокурорском и судебном произволе



   Берни Сандерс - все статьи


Политическая революция в США

        

       


        


    

 


  

  underskylost@gmail.com


БЕРИТЕ ПРИМЕР:

Совет Инициативных групп Москвы

Нет уплотниловке!


        Помочь нам:

счет№ 41001841472790



Уважаемые читатели!

Изображения в статьях на нашем сайте могут пропадать, т.к. размещаются на бесплатных хостингах картинок, которые весьма ненадежны. Помогите нам сделать сайт лучше! Сейчас сайт работает на бесплатном хостинге, и средств на платный хостинг не было и нет. Помогите нам развиваться дальше:

Яндекс.деньги - 41001841472790

WebMoney -  R362746432978

Киви - +79081562889

Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154

эл.почта:   underskylost@gmail.com



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
Нижегородский Протестный Портал, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS