Поддержите нашу работу! 
Яндекс.деньги - 41001841472790
Киви - +79081562889
Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154
Рокетбанк: 5321 3002 8013 0472
Нижегородский Протестный Портал
Социальная борьба и народный протест
pravda.webstolica.ru


НПП

Поддержите нас!


с карт Visa и MasterCard


из кошелька


со счета мобильного



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
13.12.17 | 22:08:29


21.11.17 | 19:19:49


13.11.17 | 13:26:16


08.10.17 | 15:33:16


01.10.17 | 13:49:43


18.05.17 | 23:47:14


12.05.17 | 22:02:18


11.05.17 | 01:11:55


09.05.17 | 19:27:53


17.04.17 | 14:07:24


13.04.17 | 14:03:59


10.04.17 | 20:31:52


13.03.17 | 21:40:14


05.03.17 | 17:19:00


10.02.17 | 17:59:34


26.01.17 | 18:43:44


25.01.17 | 17:27:49


22.01.17 | 18:36:13


06.01.17 | 23:36:59


21.12.16 | 21:28:36




Наши блоги:

СПАСЕМ ПАРКИ

В защиту парков от вырубки


Нет уплотнительной застройке!

Ковалиха и другие точки борьбы против уплотнительной застройки



НИЖЕГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ КУБЫ


Сайт Николая Парийского


Rambler's Top100

Уважаемые читатели! Статьи о протестных акциях и социально-политической борьбе за рубежом также можно найти в разделе "В Мире"



« Психушка: временное освобождение  | В начало |  Пошел в полицию – оказался в психушке »


Православный феминизм, Юлия Вознесенская

06.01.17 23:36

Православный феминизм? По всей видимости, такого явления существовать не может, в православии же патриархат, православные обличают во всех грехах либералов, коммунистов, Запад и феминизм. В православии – традиционные ценности! Однако если отстраниться от ярлыков, которые навешивают на те или иные явления, и обратиться к сущности и содержанию этих явлений, мы увидим, что православие полностью подчинено гиноцентризму, женщина и ее интересы, женское мировоззрение поставлено в православии во главу угла. Каким образом это произошло и происходит? Первую попытку понять это мы предприняли в статье о «патриархальной» православной семье. Теперь давайте взглянем на другой аспект проблемы: пропаганда, активно продвигаемая и навязываемая через популярную массовую православную художественную литературу. И виднейшей, наипопулярнейшей представительницей этого жанра является писательница Юлия Вознесенская.

Для многих православных девушек и женщин творчество Юлии Вознесенской является эталоном православного мировоззрения: через фантастические романы она преподносит пример правильного православного отношения ко всем вещам, с которыми люди сталкиваются и взаимодействуют в жизни. Именно так относятся к ее книгам. Описывая всевозможные бытовые мелочи и жизненные ситуации, она учит тому, как настоящие православные должны ко всему относиться. Вознесенская была награждена престижной православной премией в сфере писательства "Православная книга России" (2003 г.) и другими. В 2011 году была номинирована на Патриаршую литературную премию имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия «За значительный вклад в развитие русской литературы». Главную премию она не получила, но Патриарх Кирилл вручил ей памятный приз.

  

Книги Вознесенской называют «православным фэнтези», что в сравнении с творчеством зарубежных авторов в стиле фэнтези совершенно не выдерживает критики. Скорее это условно-православная пропаганда, основанная на суевериях, страхах, глупых предрассудках. Так и вспоминается «бабьих басен отвращайся» (1 Тим. 4:7). Вознесенская спекулирует на темах ИНН (печать антихриста), ГМО (всех отравить), Россия в ее книгах это оплот всех светлых сил (монархия и православие), а Европа и остальной мир – конечно же, погряз в грехах и даже не загнивает, а давно сгнил. Но нас интересует не это, а несколько иное. Спасение, образец святости и истины у Воскресенской исходит от женщины. Мужчины слабые и никчемные, они выступают на подхвате у главной героини. Это не просто «православное фэнтези», это феминистское православное фэнтези. Как такое может быть?

Очень просто. Юлия Воскресенская – первая советская феминистка. Факт из ее биографии, который не вспоминают при упоминании ее как номинантки на православные премии.

Давным-давно, в советские годы того самого «застоя» в СССР не было не только секса, но и феминизма. Во всем мире считалось, что в СССР женщины получили полное равноправие с мужчинами. Английские медсестры бастовали под лозунгом «Хотим работать в таких же условиях, как женщины в СССР». Американские и канадские феминистки завидовали советским женщинам, которые получают столько же, сколько мужчины, могут работать на всех «мужских» работах, в т.ч. летать в космос, и имеют представительство в советском «парламенте» и министерствах. Но в самом СССР были недовольные участью советских женщин диссидентки. Первые советские феминистки. И одной из них, одной из самых видных и продуктивных была Юлия Вознесенская.

В 1979 году Вознесенская в соавторстве с другими женщинами издает альманах «Женщина и Россия». Это был первый феминистский самиздатский журнал в СССР. Его перевели и переиздали за рубежом, мировое феминистское и правозащитное антисоветское сообщество горячо приветствовало это событие. Именно с этого момента, с издания этого альманаха и принято отсчитывать начало феминистского движения в СССР. Таким образом, Вознесенская ни много, ни мало – мать-основательница феминизма в нашей стране. Этот феминизм имел две отличительные черты: во-первых, он был жестко антисоветским, антикоммунистическим, антимарксистским, и во-вторых, он был православным.

Вознесенская к этому времени была уже авторитетной диссиденткой, успевшей отбыть тюремный срок за антисоветскую деятельность. Настоящая ее фамилия, кстати, Тараповская, в замужестве Окулова. Когда она избрала себе возвышенный псевдоним «Вознесенская», не известно, но в историю диссидентского и феминистского движения она вошла уже с ним. С «хрущевской оттепели» начала 1960-х она активно участвовала в антисоветском диссидентском движении, за что в 1964 году была осуждена на 1 год обязательных работ. Обычно так осуждали тунеядцев. Себя Вознесенская считала поэтессой и художницей-нонкомформисткой (это те, которые рисуют каляки-маляки в стиле художеств 3-х летних детей, голых женщин или нечто непонятное с претензией на «скрытый смысл»), поэтому осуждение ее за тунеядство не удивительно.

В 1976 году Вознесенская была осуждена повторно за антисоветскую пропаганду. В качестве наказания ей запретили в течение 5 лет жить в Ленинграде и Москве. Ничего, кроме запрета жить в столицах, это наказание больше не предусматривало, никаких ограничений. В какой город она уехала, не известно, но жить без диссидентской столичной элиты она не смогла: нелегально она возвращается в Ленинград, чтобы прийти на суд над диссидентом Ю. Рыбаковым. Он был арестован КГБ за надпись на стене Петропавловской крепости (квалифицировано как хулиганство), хищение множительной аппаратуры (печатал антисоветские листовки, а также распространял книги А. Солженицына). Кстати, Солженицын был знаком с Вознесенской и участвовал с ней в личной переписке. За нарушение условий наказания Вознесенская была приговорена уже к реальному лишению свободы на 2 года с отбыванием в лагере. Освободилась в 1979 году, и на следующий год эмигрировала в ФРГ, где устроилась на работу на радио «Свобода», занимавшееся жесткой антисоветской пропагандой.

За время своей жизни и деятельности в СССР Вознесенская у себя в комнате в коммунальной квартире проводила собрания единомышленниц под видом литературных посиделок. Ее стихи с радостью печатали в зарубежных, издаваемых с помощью грантов ЦРУ, диссидентских альманахах, таких, как «Грани», т.к. она имела статус «правозащитницы»: в 1975 году участвовала в голодовке художников-нонкомформистов, которых советский режим как-то угнетал и чего-то не давал. Знали об этой голодовке (как и об угнетении художников), видимо, только немногочисленные читатели диссидентских альманахов. Вот с таким багажом Вознесенская пришла в 1979 году к изданию первого в СССР феминистского альманаха, который большим тиражом разошелся за рубежом, на французском и других языках, как ценное доказательство того, что проклятые советы преследуют и угнетают женщин за своим железным занавесом.

Текстов этого альманаха в сети найти не удалось, кроме воспоминаний и оценок самих его авторш. По их мнению, это был однозначно «шедевр», доказывавший, что женщина может творить шедевры. Сущность альманаха состояла в том, что «авторы резко критиковали последствия советской эмансипации, в результате которой женщины оказались перегружены работой и бытовыми проблемами, не получая адекватной поддержки со стороны мужчин или государства»[1]. Вот так. Получается, первые советские феминистки (которые тогда еще даже, по собственным воспоминаниям, не знали и слова то такого – «феминизм») протестовали против завоеваний феминизма: эмансипации и равенства в трудовых правах с мужчинами. Оказывается, женщинам, завоевавшим равноправие, должны оказывать поддержку мужчины и государство. Такие дела. Такой вот советский феминизм.

Уехавшие в эмиграцию другие авторши этого альманаха активно участвовали за границей в деятельности феминистского движения, пытаясь от своего имени представлять СССР и советских женщин в международных организациях. Так, соавторша альманаха Н. Малаховская участвовала во Всемирном конгрессе женщин в Копенгагене, где от СССР делегацию возглавляла первая в мире женщина-космонавт В.Терешкова, участие Малаховской было сопряжено со скандалом, буржуазная пресса изображала ее в виде надававшей тумаков Терешковой, какие же космически-важные темы подняла эта феминистка на международном конгрессе? Она встретилась с министром культуры Дании и рассказала о том, что в СССР женщины «вынуждены поднимать невероятные тяжести». Любимая история всей антисоциалистической пропаганды о том, как в СССР женщин заставляют таскать рельсы и шпалы. А еще страшилки о том, как ужасно все в советских роддомах и абортариях[2].

О чем была статья Вознесенской, не известно, но круг волновавших ее «проблем» был примерно тем же, что и в случае с ее соавторшей Малаховской. О том, что было важно для Вознесенской, можно судить по ее первой книги, вышедшей в 1987 году в эмиграции в Израиле, Тель-Авив, «Женский Декамерон». Эту книгу она преподносила тоже как феминистскую, написанную в рамках ее феминистской деятельности.

В «Женском Декамероне» Вознесенская рассказывает об ужасной доле советских женщин, которые вынуждены страдать и мучиться в несправедливом для них советском обществе. В чем выражаются эти мучения и несправедливость? Вознесенская берет конкретные случаи из жизни и быта и подробно их описывает. Так, в качестве одного из наиболее показательных примеров угнетения женщин в СССР она приводит коммунальные квартиры, в которых на несколько семей – один туалет. Вознесенская описывает случай из жизни, когда однажды утром она не успела сходить в туалет, его заняли соседи, и чтобы не опоздать на работу, ей пришлось пописать в ночной горшок ее маленького сына, который этим был очень расстроен и жаловался на маму бабушкам: «А мама меня обидела, она в мой горшочек пописала!» Вот такое угнетение.

На основе собрания подобных историй из жизни, непонятно по каким критериям отнесенным к «женским» проблемам (что, мужчины не страдают от недостатка туалетов?) Вознесенская, по ее собственным словам, рассказала миру «правду о положении советских женщин». Антисоветская пропаганда была очень рада такому творчеству, буржуазные критики оценивали книжку Вознесенской не иначе как «женский Гулаг» - аналог Солженицына, только про женщин. Книга стала бестселлером, была переведена на 17 языков.

Очевидно, что бытовые мелочи, связанные с объективными трудностями построения социализма слишком переоценены авторшей. Не стоит забывать, что ужасная коммуналка была предоставлена Вознесенской государством бесплатно, а не в кабальную пожизненную ипотеку, при этом сама Вознесенская особо на работе не надрывалась, была «художницей-нонконформисткой» и поэтессой, осужденной когда-то за тунеядство. Теоретические выводы о несостоятельности советского строя как такового, которые делаются на основе этих бытовых мелочей, совершенно ошибочны, провокационны и использовались в злонамеренной деструктивной антисоветской пропаганде. Но именно в таком русле с самого момента своего зарождения развивался советский феминизм.

Как пишут исследователи российского феминизма о первом феминистском альманахе под редакцией Вознесенской, феминизм «советского типа» представлял собой детальный анализ конкретных случаев, был направлен против унисекса гражданина СССР и выступал за возвращение женского начала в макет советской идеологии, с элементами религии, мифологии, идеологии[3]. О том, что из себя представлял «детальный анализ конкретных случаев», мы рассмотрели на примере с детским горшком сына Вознесенской. Что же за протест против «унисекса гражданина СССР»? Стирание границ между полами, отрицание понятия пола как такового, переход к понятию «гендер» - нечто надбиологическому, самоидентификации, которую «персоны» сами себе выбирают, кем они себя считают: мужчиной, женщиной, геем, лесбиянкой и тд. – это то, за что ведет борьбу современный феминизм. Советский феминизм Вознесенской, получается, во-первых, признавал, что на тот момент в СССР было достигнуто состояние гендерного равенства, женщины были в культурном аспекте равны мужчинам (к этому сегодня и стремятся феминистки). Но, во-вторых, именно это советским феминисткам и не нравилось! Они выступали за то, чтобы вернуть женщинам женское начало, вернуть женское начало в государственную советскую идеологию, которая была универсальной, унисексуальной, то есть равно отражала и защищала права как мужчины, так и женщины. Это совестким феминисткам не нравилось. Парадокс? Получается, что советский феминизм – это какой-то антифеминистский феминизм. Феминистки против победившего равноправия полов. Такой вот исторический факт.

Но на этом парадоксы первого советского феминизма не исчерпываются. Тогда было две группы феминисток: традиционной западной ориентации, выступающие против любой религии, антихристианские, антиправославные, атеистические, и представляемая Вознесенской группа православных феминисток. То есть был еще и православный феминизм. Как такое возможно, что православие, патриархальность, соединилась с феминизмом? Очень легко. Они сами это очень просто объяснили: это особый путь России.

В чем выражалась православность феминизма Вознесенской в тем годы? Оригинального текста ее работ в альманахе у нас нет, поэтому мы снова можем судить лишь по отзывам и пересказам авторш и читателей. Православие Воскресенская понимала по-своему, и исходя из своего понимания, строила мировоззренческую концепцию о роли женщины в обществе. И эта роль является, скажем так, особенной.

Женщина – это слабое существо, как говорится в Писании, «немощнейший сосуд» (1Петр. 3;7), поэтому обязанность мужчины – заботиться о женщине и обеспечивать ее, осуществлять все ее мечты, выполнять все ее требования, удовлетворять все ее потребности. Так это видится этим авторам исходя из Священного писания православная составляющая вопроса. Феминистская составляющая – это воплощение этих требований на уровне политики и закона. Вот что такое православный феминизм: с помощью государства, закона мужчин обязывают обеспечивать все потребности женщин, потому что женщины – это «немощный сосуд». То самое вульгарное представление о семье, где мужчина – это работник-добытчик, а жена – домохозяйка-мать, против которого яростно борются западные феминистки, в православном феминизме ставится на постамент и увековечивается как истинное и обязательное. Но при этом есть и свои нюансы. Женщина не только «немощный» сосуд. Она еще и наикрасивейший, наиумнейший, изысканнейший, культурнейший и вообще самый-самый лучший по сравнению с грубыми и неотесанными мужиками.

Женщина – это центр и смысл мироздания, ведь она родила Спасителя Христа. Символом такого подхода можно считать абсурдную «икону», на которой в центре изображена Дева Мария с младенцем Христом на руках, а рядом – взрослый Христос-Спаситель, который изображен похожим на ее мужа, а все трое – на семью из рекламного ролика. Христос и в роли мужа, и в роли ребенка универсальной Девы, которая является центром для них обоих.

Исходя из этой концепции, все притязания женщин на дополнительные права, льготы, поддержку, помощь со стороны государства, уступки и выполнение желаний женщин со стороны мужчин получают религиозное обоснование. Женщина уже не требует равноправия, она требует исключительного положения, роль и предназначение мужчины – обеспечить для женщины это исключительное привилегированное положение. Главой семьи мужчина является не просто так, а с целью обеспечить во всем свою жену (и детей – ценное дополнение на случай развода). Если же он эту роль не выполняет, недостаточно зарабатывает, и цели обеспечения жены не достигает, то никакой он не глава, а «о своих домашних не печется, отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8). Главенство «патриарха» в «патриархальной» православной семье жестко обусловлено целью обеспечения жены, это номинальное функциональное главенство мужа подчинено реальному главенству жены и ее интересов. Если муж «исполнительный директор», CEO, обладающий роскошным офисом, дорогими костюмами и прочими эффектными атрибутами власти, то жена – это единоличный собственник всего пакета акций, которая может оставаться в тени, но она владеет всем, и если потребуется, легко уволит своего управляющего. И эта гиноцентричная концепция проецируется с уровня семьи на уровень всего общества и государства.

Не будем давать оценку, насколько далека эта концепция «православного феминизма» от истинного христианского вероучения. Ее жизнеспособность нужно оценивать исходя не из теории, а исходя из практики. Практическое же ее воплощение было весьма плодотворным.

Из-за того, что среди первых советских феминисток не было идейного согласия, в 1980 году коллектив авторш раскололся, и появился новый феминистский альманах «Мария», тексты которого, впрочем, тоже на настоящий момент широко известны лишь в узких кругах бывших антисоветчиков. Вознесенская продолжила свою деятельность уже как самостоятельный автор за рубежом. Она продолжала оставаться не просто писательницей, автором коммерческих изданий, она была общественным деятелем, выразительницей определенной идеологии. Что это за идеология, помогает понять письмо Солженицына, которое Вознесенская получила от живой иконы антисоветизма еще до своей эмиграции. Солженицын писал: «Я действительно с сочувствием слежу за деятельностью христианского направления, возникшего на родине женского движения. Считаю важным, чтобы вы свою программу изъяснили в ее отличии от поверхностного западного женского феминизма и в содержании всех страданий русской женщины, так возвысивших ее духовное понимание. И очень полезным, конечно, считаю те активные разъяснения об истинном положении женщины в СССР, которые ваша группа предпринимает»[4].

Из этого письма мы можем вывести термины, определения и тезисы, касающиеся рассматриваемой нами темы. Христианское направление женского движения. Это и есть то, что мы называем «православный феминизм», т.к. под христианством Вознесенская понимает именно православие, а другого женского движения, кроме феминизма, на сегодняшний день в мире нет. Россия – родина женского движения. действительно, впервые в мире права женщин были полностью признаны и закреплены в законах в России после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Западный феминизм – поверхностен, но не потому, что «неправославный», атеистический, а потому что не понимает «тяжелого положения» советских женщин, считает, что в СССР достигнуто равноправие полов. В глазах антисоветчиков-диссидентов русские женщины страдают, и задача группы Вознесенской в том, чтобы активно разъяснить миру «истинное положение» женщины в СССР.

В рамках своей деятельности в эмиграции, а затем в ходе промоушн-кампании своей книги «Женский Декамерон» Вознесенская этим и занималась: рассказывала об общем тяжелом положении советских женщин. По ее собственным воспоминаниям, ее зарубежные соратницы-феминистки долго не воспринимали это всерьез, постоянно напоминая писательнице, что в СССР достигнуто полное равноправие мужчин и женщин, а женщины входят в состав правительства. Впрочем, до распада СССР оставалось совсем немного, и вскоре эта тема перестала быть актуальной и приносить гранты и гонорары. Советский Союз распался, социализм рухнул, и антисоветскую пропаганду перестали интересовать проблемы угнетенных социализмом женщин. Угнетенные женщины теперь могли на собственной шкуре почувствовать разницу между советским «угнетением» и капиталистической «свободой». О бесплатных коммуналках, 8-часовом рабочем дне, бесплатных детских садиках, отпусках, соцобеспечении, бесплатной медицинской помощи и тех же роддомах в ходе «бурных 90-х» можно было уже вспоминать как о манне небесной. Впрочем, феминистки не растерялись и переформатировали свои пропагандистские приемы и направления работы. Нашла для себя новую нишу и Вознесенская. Из двух составляющих своей концепции – православия и феминизма – она устремилась больше в православие, и именно на этой ниве обрела истинную славу и признание.

В 1996 году Вознесенская поселилась в Леснинском женском монастыре недалеко от Парижа. По нашим меркам, этот монастырь скорее напоминает загородный дом отдыха, монахини живут в апартаментах в старинных усадьбах на пожертвования частных спонсоров. Монастырь православный, но не относится к РПЦ (хотя во Франции есть представительства РПЦ), одно время он относился к РПЦЗ, сейчас перешел в юрисдикцию Сербской православной церкви (в Сербии несколько православных церквей, эта - неканоническая). Относительно частые переходы из одного подчинения в другое свидетельствуют о том, что руководство монастыря умеет держать нос по ветру, и не допускает утраты контроля над денежными потоками. Прагматичность на таком «непрагматичном» материале, как вера в Бога – это верх совершенства в бизнесе. Вознесенская, видимо, и этому смогла у сестер монастыря поучиться. В монастыре она открывает для себя «золотую жилу», которая не только будет обогащать ее до конца жизни, но принесет славу и влияние в церковной сфере, сделает авторитетом в религиозной жизни.

После задушевных бесед с игуменьей монастыря и набожными впечатлительными сестрами, Вознесенская пишет книгу «Мои посмертные приключения» и в 2001 году книгу издают в России массовыми тиражами. Эта книга оказывается на прилавке каждой церковной лавки в каждой церкви. Спрос на книгу просто ажиотажный. Покупают и читают ее в основном девушки и женщины, считающие себя православными. Влияние книги на умы просто колоссальное. Описанные в ней «приключения» рассматривают на уровне откровения свыше, книгу ставят в один ряд с пророчествами и откровениями православных святых.

В действительности «Мои посмертные приключения» - это посредственная фантастика (притча), не имеющая четкого сюжета, что типично для «женской книги» - исповедальной, полной описаний женских личных внутренних переживаний и эмоций. Главная героиня (в которой Вознесенская описывает саму себя) умирает и описывает свои «приключения» на пути через «ад». В книге полно суеверий, умилений различными «чудесами», но все это вместе было как раз тем, что популярно в женской седее православных верующих: чудеса, мироточивые иконы, мощи святых, знаки, вещие сны, амулеты, проклятия, исцеления, чудотворные молитвы, добрые батюшки – весь набор лубочного православия, не требующего размышлений, тем более, критического восприятия, но услаждающий слух и глаз. Это то, чего ждала женская публика, постящая красивые картиночки и иконочки с цветочками в «Одноклассниках». Книга шла «на ура».

Вознесенская почувствовала «золотую жилу», и стала выдавать продолжения в том же духе. На следующий год у нее выходит книжка «Путь Кассандры, или Приключения с макаронами», которая тоже пользуется массовым спросом и продается в каждой церковной лавке. С 2004 по 2012 годы Вознесенская выпускает по одной новой книжке в год. Ее называют «православной Роулинг» и «нашим ответом Гарри Поттеру».

Однако в дружном хоре восхищенных женских отзывов о ее творчестве с самых первых ее книг неожиданно звучат и редкие голоса православных священников, и просто литературных критиков, жестко критикующих Вознесенскую за откровенную ересь и извращение смысла православия. Находятся и те, кто прямо говорит о феминистском характере ее псевдоправославного творчества.

Петр Моисеев, канд.философских наук«Сравнение романов Вознесенской помогает заметить любопытную черту ее творчества: перед нами несомненные феминистские романы (хотя интуитивно писательница избегает крайностей). Вот в «Посмертных приключениях» героиня знакомится с другим обреченным на адские муки грешником:

«Он был длинный, худой и с огромными оттопыренными ушами. Я и прозвала его Лопоухим. Он не обижался. Он все время ныл: “Мне плохо… Мне очень плохо… Мне хуже всех…” Но злым он не был. Он с завистью смотрел, как я ем свой хлеб, но ни разу не отнял ни кусочка. Сил у него не было, и работал он плохо. Чтобы он мог тащить со мной носилки, приходилось класть на две плиты меньше, чем носили мы с прежней напарницей».

Разумеется, Лопоухий оказывается погибшим мужем Анны; разумеется, ему предстоит обитать на окраине ада (лучший из худших вариантов), героине же будет дан еще один шанс — она вернется на землю».

Типичное феминистское представление о мужчинах, как о бесполезных лодырях, постоянно ноющих, неспособных ничего сделать (чтобы обеспечить всем женщину, конечно), поэтому женщинам приходится все делать (вместо мужчин) самим, и они это делают гораздо лучше, чем мужчины.

Во всех книгах Вознесенской главные героини – это женщины. Мужчины если и встречаются, то они явно на вторых ролях, на подхвате, или вообще только мешаются под ногами. Женщины и девушки – вот основные герои, вершители судеб, те, кто вращают «колесо истории».

Об отношении ее книг к истории тоже важно сказать. Все ее книги претендуют на «документальность», «настоящесть» - это мокьюментари, псевдодокументалистика в литературе. Рассказывая о «своих» посмертных приключениях, она как бы говорит: это все правда, это мой опыт, я прошла через это, я вернулась с того света и рассказываю вам, как все было, слушайте, это важно для вашего спасения! И ее слушают. И ей верят. В «Пути Кассандры» она пишет будущем, но преподносит это как откровение: вот, что будет, если человечество не одумается, и не будет делать, как ему говорят. Это тоже псевдоисторический, псевдодокументальный жанр: речь будто бы идет о реальных местах и реальных исторических событиях.

При этом Вознесенская пропагандирует вполне определенный вариант истории, той реальной истории, которая была, но на которую у разных политических и идеологических сил свое определенное видение. Речь идет о социализме в России, о Великой Октябрьской социалистической революции и советской власти в СССР. Во всех своих фантастических книгах Вознесенская остается убежденной антисоветчицей и продолжает свой антисоветский диссидентский опыт. По ходу действия своих романов она вставляет гротескные истории о «зверствах большевиков»: «В прошлом кагэбэшники могли разрушить в первую очередь благополучие, затем жизнь и тело, а уж в последнюю очередь разум и душу» - пишет она как само собой разумеющееся в «Посмертных приключениях». И дальше рассказывает ужасающую историю, как ее деда-священника распяли на кресте «пьяные матросы» во время революции. Ну да, та самая пьяная матросня! Кругом бы Гулаг. Всех расстреливали. Проклятые безбожные коммунисты!

В одном из воспоминаний о первом феминистском альманахе Вознесенская писала, что половина участвовавших в написании и редактировании альманаха женщин были православными христианками и стояли на антимарксистских позициях. «Мы надеемся, что наши молодые девушки, обретя прочные связи с западной молодежью, повлияют на левые круги этой молодежи в сторону более критического отношения к марксизму. Слава Богу, наша молодежь в большинстве своем всеми болезнями левизны уже переболела»[5].

Повлиять на западную молодежь у Вознесенской не получилось, зато в полной мере получилось в отношении современной российской молодежи. Ее книжки – это в первую очередь «книги для девочек». Многие православные родители, матери, сами умиляющиеся «православными» россказнями Вознесенской, покупают ее книги для своих детей, советуют знакомым, как «воцерковить» детей: «купите, дайте им почитать Вознесенскую». Мальчики такие книги читать, конечно же, не будут, а для девочек это самое то! Особенно в обложках с принцессами и цветочками. Целевая аудитория. И вот так, с раннего детства в сознание будущих матерей прочно закладывается пропагандистская ложь о том, что социализм – это Гулаг и расстрелы, коммунисты это те, кто расстреливает и распинает священников, в то время, как народ голодает и не имеет личных туалетов. Это воспитание нового поколения антикоммунистов, надежный фундамент для капитализма в России, но основанный на лжи и манипуляции.

«За страданиями — новые открытия. И неистребимая вера в возрождение поруганной России и в свое особое участие в этом возрождении» - писала Вознесенская о своей православно-феминистской деятельности. О том, какие «страдания» пришлось ей пережить из-за ограниченного количества туалетов в коммунальных квартирах, мы уже писали. С какого же момента началось «возрождение поруганной России», и каково особое в этом участие Вознесенской? В книгах Вознесенской Россия предстает в лубочном образе монархической пропаганды: балы, юнкера, хруст французской булки. Ну в монастыре под Парижем в французских булках Вознесенская могла себе не отказывать. Чего нельзя сказать о большинстве жителей Российской Империи конца 19 – начала 20 века, но кого это интересует. В будущем «богоизбранная Россия» в книгах Вознесенской станет православной монархией и единственным местом на земле, куда не ступает нога антихриста.

К критике своих произведений с православной точки зрения сама Вознесенская при жизни и ее почитатели совершенно невосприимчивы и воспринимают любого критикующего в штыки, даже если это православный священник. Если на форуме (у Вознесенской есть свои ресурсы в интернете, а также она вела свой отдельный форум на сайте А. Кураева) в ее адрес появлялись критические замечания, в адрес их автора тут же звучали обвинения во всех грехах, начиналась травля и переход на личности, оскорбления и навешивания ярлыков – в точности повторяющие тактику поведения феминисток на феминистских ресурсах. Абсолютно никакая критика феминизма невозможна, любой критикующий будет тут же объявлен врагом, заклеймен позором и лишен права высказать свою точку зрения (забанен). Именно так и действовала Вознесенская и ее сторонники на своих теперь уже православных ресурсах.

Специально заметим, что с момента «православления» «матушки Юлии» Вознесенской термин «феминизм» является на ее ресурсах табу, никто и никогда не употребляет это применительно к Вознесенской. Хотя о своей диссидентской антисоветской деятельности она по любому поводу охотно вспоминает и пишет об этом в своих книгах. При этом тактика поведения в отношении критиков и несогласных у Вознесенской в точности соответствует агрессивной тактике феминисток.

Комментируя отношение Вознесенской к критике, один пользователь на форуме А. Кураева написал: «Как расценивать автора, которая признается, что НИКОГДА не читает негативных отзывов о себе, зато считает борьбу советских диссидентов и духовную брань чуть ли не синонимами. Которая удаляет из своего раздела на форуме ЛЮБУЮ критику своих писаний, зато считает допустимым общение с раскольниками если "духовник благословит"? Автора, которая считает любое нахождение в своих книгах ереси "площадной бранью" и обвинением в еретичестве, забывая, что еретические взгляды можно найти даже у святых (только в отличии от автора, они в этих взглядах каялись)?»[6].

Ставя себя в центр мироздания, феминистки просто демонстрируют непомерную гордыню. Другой автор по этому поводу написал: «Гордость и самолюбие настолько въелись в душу современного человека, что даже перестали считаться грехом. Человек, воспитанный в таком ключе, даже приходя к вере, внутренне практически не меняется. Его психологические установки, мотивы поступков по-прежнему ложные». К Вознесенской это можно отнести в полной мере.

Другой читатель на том же форуме пишет: «Книги Вознесенской - как конфета с духовным цианидом внутри. Её творчество псевдоправославно. И его нужно обличать».

Протоиерей Игорь Рябко назвал свою статью, в которой упоминает творчество Вознесенской «О плевелах церковной литературы, или роль лифчика в деле спасения»: Книгам Юлии Вознесенской место в отделе художественной литературы в разделе "фантастика". Но она продается на выставке и в храме именно как духовная литература и так же воспринимается. Её Кассандра с макаронами и путешествие по ту сторону смерти, читается как некое откровение наряду с откровениями Макария Великого и мытарствами Феодоры. Я не буду судить о литературном таланте Ю. Вознесенской, но продажа ее книг в отделе духовной литературы — это спекуляция на поисках псевдодуховных откровений нашими прихожанами»[7]. По поводу лифчика – это ирония над особо фанатичными прихожанками, которые готовы каждый свой шаг и бытовую мелочь согласовывать со своим духовником и испрашивать благословления вплоть до вопроса, надевать ей сегодня лифчик или нет. Это ложная духовность, суеверие и профанация веры. Но именно в этой сфере развернула свою деятельность Вознесенская и пожинает обильные плоды.

Священник Александр Пикалев пишет о противоречии книг Вознесенской православному вероучению: «Евангелие от Вознесенской или просто плохая книга?»: «Я категорически против «плюшевых распятий», против игры с православными догматами и понятиями в угоду чьей бы то ни было фантазии, а именно это мы видим в книгах Вознесенской. Видим, что автор, говоря о Православии, совершенно на него не опирается, фантазия Вознесенской живет отдельно от православной традиции, учения и догматики». Подтверждая факты хамского отношения Вознесенской и ее почитателей к критике в свой адрес, священник пишет: «Психологический потрет поклонников Вознесенской вполне четко проступает. Не имея возможности оправдать явные противоречия текстов писательницы и христианской веры, автоматически начинается переход на личность оппонента». [8]

Православный автор Андрей Зайцев называет творчество Вознесенской «футлярным православием», проникнутым духом несвободы, страха, вместо живой веры подчиненным мертвому ритуалу. «Если убрать "псевдорелигиозную" символику, то можно увидеть как "ритуал" убивает все живое и свободное по обе стороны стены. И там, и тут люди абсолютно уверены в своей правоте. Одни говорят "Слава Мессу" и бьют током тех, кто не хочет перевоспитываться, другие к месту и не к месту восклицают "Слава Богу", и с упоением вспоминают о том, как все хорошо было раньше - в добром XX веке. Вся книга пронизана духом несвободы, и страхом перед будущим»[9].

Будучи настолько популярным автором, имея возможности по сбыту своих книг, какие и не снились Джоан Роулинг с ее «Гарри Поттером» (представьте, что «Гарри Поттера» продавали бы не только во всех книжных магазинах, но и в киоске при каждой католической церкви – это нереально! А для Вознесенской – это то, как ее книги и продаются) – почему ее произведения до сих пор не экранизированы? Оказывается, одна из наиболее вероятных причин – это чрезмерная алчность авторши.

По свидетельству оставшихся анонимными киношников-мультипликаторов, Вознесенской предложили $ 25,000 за право экранизации ее книги "Юлианна", но она с армией православных адвокатов захотела $ 50,000 (по словам другой стороны, она требовала сумму в 20 раз больше) и исключительное право на редактирование персонажей и сценария и кастинг. «Имеют ли право (перед их богом) православные пытаться сорвать куш, когда речь идет о "благом деле" - пропаганде православия и религии вообще?» - задается вопросом автор разоблачения[10].

Снять мультфильм по книгам Вознесенской не удалось, но в августе 2015 года, через полгода после смерти писательницы в российский прокат вышел полнометражный мультфильм, по сюжету удивительно напоминающий её творчество «Необыкновенное путешествие Серафимы». Главную героиню зовут Серафима Вознесенская, что какбэ намекает не трибьют ли это. Сценарий был написан коллективом авторов по заказу православного фонда Серафима Саровского на основе книги никому не известного писателя, творящего в стиле Вознесенской (православный мокбастер?). Сюжета как такового нет, все главные героини – девочки. Фильм позиционировался как «фэнтези», причем в рекламной кампании о жесткой православной пропаганде умалчивалось.

Первое, что обращает на себя внимание – антикоммунистическая, антисоветская пропагандистская направленность мультфильма. Действие происходит в 1943 году, везде развешаны портреты Сталина, чекисты расстреливают священников, взрывают храмы, а девочку из детдома собираются отправить в колонию (!) за то, что она отказывается снять крестик. Все, кто имеет отношение к советским властям – конченые моральные уроды (воспитательница, директор детдома, дочки советских военнослужащих).

Мужчины полностью бесполезные люди (директор детдома). Положительное значение мужчины приобретают только в качестве святых (то есть, когда умрут), но и в этом качестве святые лишь выполняют желания девочек, творят для девочек чудеса. Типичное гиноцентричное мировосприятие.

Мультфильм получил негативные отзывы критиков. «Послание фильма такое — веришь в Бога, признай, что Советский Союз был адом на земле. Распространенная, но крайне деструктивная позиция, особенно в случае внедрения в виде наиболее одиозных штампов с раннего возраста»[11]. «Неуклюжий, нарочито пропагандистский и слабо нарисованный мультфильм о девочке, которая в сталинские времена объявляет себя верующей в Бога. Где же тут «фэнтези»? Даже если не верить в Бога и числить святых наравне с эльфами, фэнтези в «Путешествии» не разглядеть. На самом деле этот мультфильм относится к популярному среди российских кинорежиссеров жанру «как плохо было при Сталине». «Путешествие» прославляет новомучеников, демонизирует НКВД и напоминает, что советская идеология портила даже приличных людей»[12]. «Антисоветский» мультфильм про Серафима Саровского»[13].

Думается, если бы Вознесенскую когда-либо экранизировали, результат получился бы именно таким: антисоветская пропаганда с топорной православной «промывкой мозгов» маленьким зрителям. Относительно феминизма – тут вопрос сложнее. Можно ли считать гиноцентризм феминизмом? Или же феминизм это современная прогрессивная версия гиноцентризма? То, что современный феминизм и православие - вещи несовместимые мало у кого вызывает сомнения. Но гиноцентризм в православии прочно утвердился, и не только в православии, в католичестве культ матери, культ Девы Марии также приводят к гиноцентризму. Гиноцентризм в православной обертке хорошо продается. Матери охотно читают это сами и покупают дочерям. «Патриархальная» религия превращается в матриархальную, гиноцентрическую.

«Разве мы не видим, что истинная задача мужчин работать и накапливать богатства, как будто они наши управляющие или слуги, так чтобы мы могли сидеть дома как хозяйки, руководить их деятельностью и наслаждаться прибылью от их труда? Это и является причиной того, почему мужчины от природы сильнее и выносливее, чем мы — все устроено таким образом, чтобы они могли справляться с тяжелым трудом, который им предназначено выполнять для нашего блага» - писала в 1590 году основоположница гиноцентризма в средневековой европейской литературе Модеста Поццо (Moderata Fonte, также известная как Modesta di Pozzo di Forzi (or Zorzi), также известная как Modesto Pozzo, наиболее известное произведение – «Значимость женщин: ясное разъяснение величия и превосходства женщин над мужчинами», The Worth of Women: Wherein is Clearly Revealed Their Nobility and Their Superiority to Men, 1600)[14]. Модеста была глубоко верующей католичкой, и кроме труда о значимости женщин написала две религиозные поэмы о душевных переживаниях Девы Марии и Марии Магдалены во время смерти Христа и его последующего воскресения. Чем не средневековая Юлия Вознесенская? Сегодня современные феминистки однозначно относят творчество Модесты к феминизму, сетуя, что не хватило у нее в Средние века смелости требовать равноправия с мужчинами. Описывающая восхитительных безупречных девушек и женщин, и никчемных слабых мужчин у них на подхвате Вознесенская вполне может пристроиться на повозке феминизма в нише «православный феминизм» с отличительной особенностью: озлобленная ненависть по отношению к социализму и советской власти, сусальный лубочный монархизм.

Превосходство православного феминизма над своей западной сестрой – в поддержке, которую эта форма гиноцентрической идеологии имеет от мощнейшей религиозно-идеологической организации в стране – Русской православной церкви, а вслед за этим и от государства, которое пытается использовать РПЦ в роли идеолога, а православие в версии РПЦ – в роли государственной идеологии, насаждаемой в добровольно-принудительном порядке за деньги самих граждан. Вознесенская уже сумела стать «комиссаром», авторитетом в этой идеологии и образцом для подражания, который копируют ее наследники – создатели различных «Необыкновенных путешествий» правильных божественных девочек. Стандарт гиноцентризма – православного феминизма успешно создан и внедрен в массовое сознание миллионов читательниц, которые с пеной у рта доказывают правоту и непорочность своей «матушки». И пусть какой-нибудь священник (об обычных читателях и речь не идет) попытается критиковать – его обвинят в неправославии и всех грехах, подвергнут обструкции и забанят. О том, что это и есть тоталитаризм, против которого, якобы Вознесенская боролась в советские годы в СССР, им говорить тоже, конечно же, нельзя.




Алексей Поднебесный




[1] http://web.snauka.ru/issues/2015/03/48685

[2] http://www.svoboda.org/a/24185707.html

[3] http://web.snauka.ru/issues/2015/03/48685

[4] http://www.litmir.co/br/?b=140200

[5] http://antology.igrunov.ru/authors/voznesenskaya/1145211846.html

[6] http://kuraev.ru/smf/index.php?topic=46362.0

[7] http://stavroskrest.ru/content/protoierej-igor-ryabko-o-plevelah-cerkovnoj-literatury-ili-rol-lifchika-v-dele-spaseniya

[8] http://azbyka.ru/fiction/evangelie-ot-voznesenskoj-ili-prosto-plokhaja-kniga/

[9] http://arnaut-katalan.narod.ru/fantasy24.html

[11] https://rg.ru/2015/08/26/seraphima-site.html

[12] https://www.film.ru/articles/svyataya-prostota

[13] http://www.ng.ru/cinematograph/2015-09-21/100_serafima2109.html

[14] https://en.wikipedia.org/wiki/Moderata_Fonte






« Психушка: временное освобождение  | В начало |  Пошел в полицию – оказался в психушке »


 

НОВОСТИ


15.10.17 

12.10.17 

16.09.17 

25.05.17 

12.05.17 

09.05.17 

02.05.17 

02.05.17 

22.04.17 

27.03.17 

06.03.17 

10.02.17 

04.02.17 

22.01.17 

08.11.16 



Декабрь,  2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
20212223242526
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
1234567
Ноябрь Январь


В КРУГЕ ВТОРОМ   Книга о прокурорском и судебном произволе



   Берни Сандерс - все статьи


Политическая революция в США

        

       


        


    

 


  

  underskylost@gmail.com


БЕРИТЕ ПРИМЕР:

Совет Инициативных групп Москвы

Нет уплотниловке!


        Помочь нам:

счет№ 41001841472790



Уважаемые читатели!

Изображения в статьях на нашем сайте могут пропадать, т.к. размещаются на бесплатных хостингах картинок, которые весьма ненадежны. Помогите нам сделать сайт лучше! Сейчас сайт работает на бесплатном хостинге, и средств на платный хостинг не было и нет. Помогите нам развиваться дальше:

Яндекс.деньги - 41001841472790

WebMoney -  R362746432978

Киви - +79081562889

Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154

эл.почта:   underskylost@gmail.com



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
Нижегородский Протестный Портал, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS