Поддержите нашу работу! 
Яндекс.деньги - 41001841472790
Карта Сбербанка: 4817 7602 0442 6849
Тинькофф: 5536 9137 7846 6660

Нижегородский Протестный Портал
Социальная борьба и народный протест
pravda.webstolica.ru


НПП

Поддержите нас!


с карт Visa и MasterCard


из кошелька


со счета мобильного



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
23.06.19 | 00:51:13


24.04.19 | 15:06:05


13.03.19 | 21:44:04


13.03.19 | 16:04:53


13.03.19 | 14:17:19


10.03.19 | 16:29:03


10.03.19 | 16:07:12


01.03.19 | 17:49:45


17.11.18 | 16:14:14


17.11.18 | 16:07:35


17.11.18 | 13:13:31


06.10.18 | 22:16:52


07.03.18 | 23:23:27


12.01.18 | 22:29:19


12.01.18 | 22:24:27


07.01.18 | 19:49:55


05.01.18 | 22:07:07


05.01.18 | 21:55:35


24.12.17 | 16:43:23


17.12.17 | 14:58:10




Наши блоги:

СПАСЕМ ПАРКИ

В защиту парков от вырубки


Нет уплотнительной застройке!

Ковалиха и другие точки борьбы против уплотнительной застройки



НИЖЕГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ КУБЫ


Сайт Николая Парийского


Rambler's Top100

Суд одобрил незаконный обыск в квартире гражданского активиста Алексея Поднебесного




7 февраля 2012 г. Воскресенский суд повторно рассмотрел жалобу нижегородского гражданского активиста Алексея Поднебесного на незаконный обыск, проведенный в его квартире 18 июля 2011 года. На повторное рассмотрение жалоба была направлена по решению кассационной инстанции – Нижегородского областного суда от 10 января 2012 г. До этого Воскресенский районный суд признавал проведенный обыск законным и отказывал А.Поднебесному в принятии жалобы на обыск к рассмотрению. А.Поднебесный был подвергнут уголовному преследованию в июле 2011 г., подробнее об этом можно прочитать в блоге «Свободу Алексею Поднебесному!».
Как и в первый раз, районный суд признал действия следователя СО при Воскресенском отделе МВД Гусевой А.В.  законными и вновь отказал заявителю в восстановлении справедливости и нарушенных прав на неприкосновенность жилища, личную и семейную тайну, свободу выражения мнений, тайну корреспонденции и телефонных переговоров и других конституционных прав.
Новостью на данном суде стало то, что следователь Гусева А.В. наконец-то рассказала, как к делу подключился Центр по противодействию экстремизму. Следователь сказала, что сотрудники ЦПЭ сами вышли на нее 18 июля 2011 г., потому что Алексей Поднебесный подозревался ЦПЭ в экстремистской деятельности. Таким образом, получено подтверждение того, что именно ЦПЭ был заинтересован в уголовном преследовании гражданского активиста и общественного деятеля Алексея Поднебесного в связи тем, что подозревал Алексея в экстремизме.
На заседании суда впервые была заслушана непосредственный свидетель обыска Евгения Поднебесная, объяснения которой ранее суд, как районный, так и областной, отказывались принимать. На заседании суда Евгения была опрошена как заинтересованная сторона.
Евгения рассказала суду о том, как проводился этот обыск. Началось все с того, что в 16 часов 18 июля 2011 г. в квартиру, где Евгения проживала с мужем, Алексеем Поднебесным, а в тот момент находилась одна, стали громко стучать и требовать открыть дверь сотрудники полиции, заявляя, что вышибут дверь, если Евгения не откроет. Когда она открыла дверь, в квартиру ворвался молодой мужчина, который закричал на девушку примерно следующее: «твой муж прыснул в меня баллончиком! Где твой телефон». При этом, этот мужчина выглядел полностью здоровым, никаких покраснений на коже лица, шеи, рук или в других местах у него не было. Только вел он себя возбужденно и агрессивно. Он стал требовать у Евгении немедленно отдать ему  мобильный телефон, говорил угрожающим тоном. Вырвав телефон у Евгении из рук он сказал: «я тебе его отдам, когда ты приедешь в отдел». На каком основании он отобрал Евгении никто не сказал. Девушка, никогда раньше не сталкивавшаяся с реальной деятельностью полиции была сильно испугана, не знала, какие у нее вообще есть права в таком случае, думала, что полиция так и должна работать: взламывать двери, отбирать вещи…
Вслед за тем человеком в квартиру вошли еще пять человек. Все были в гражданской одежде и заявили, что они из полиции, но удостоверение показал только одни из них.
Евгению заставили ехать в отдел полиции, в Центр по борьбе с экстремизмом. Сотрудники полиции по дороге говорили, что Алексей Поднебесный совершил два страшных преступления: зарезал человека на озере и причинил серьезный ожог глаз сотруднику полиции. Теперь, говорили они, он скрывается, и Евгения должна помочь им его найти. Евгения этого не понимала, так как в действительности ее муж ни на кого не нападал, наоборот, это на нее и ее мужа напали хулиганы и хотели расправиться. Но сотрудники полиции вели себя так, будто это Алексей виноват, а не напавшие на молодых супругов хулиганы, что пугало девушку еще больше, и она не знала, что думать и как себя вести.
В отделе по борьбе с экстремизмом Евгению привели в кабинет, где в кресле сидел человек, который представился как начальник отдела Трифонов. В кабинете у него сидело много сотрудников полиции, около 10 человек. Всех их интересовало, что скажет жена А. Поднебесного. Трифонов сказал ей: «Давай, рассказывай, что случилось. Звони мужу, чтобы он приехал». Она спросила о том, в чем обвиняется ее муж. Трифонов ответил, что ничего серьезного ее муж не совершил, что ничего страшно с потерпевшим, ни с тем, ни с другим, не случилось.  На его дальнейшие вопросы Евгения расплакалась. На это они предложили принести ей выпить вина или водки, чтобы было легче давать им показания.
Мобильный телефон Евгении лежал в это время у Трифонова на столе. Он просматривал в нем телефонную книгу, спрашивал, кому принадлежит тот или иной номер. При этом он продолжал спрашивать Евгению, где прячется ее муж, называл его «уродом», оскорблял его, заставлял звонить знакомым и узнавать, не у них ли он.
Затем стал спрашивать Евгению, что случилось на озере Светлояр. Девушка не знала, как должен проводиться допрос, об адвокате ей никто не сказал, думала, что все так и должно быть, и все ему рассказала: как на нее с мужем напали пьяные хулиганы и муж от них защищался. Трифонов допрашивал ее около  1, 5 – 2  часов.
Затем Евгению отвели в другой кабинет, где сидела следователь Гусева А.В. Было около 19 часов. Гусева сказала, чтобы Евгения еще раз рассказала все, а она это запишет. Пришлось рассказывать все еще раз. Допрос длился примерно до 23 часов 30 минут. В общей сложности Евгению допрашивали около пяти часов непрерывно. После этого Гусева сказала, что сейчас Евгению повезут домой (на ул. Ковалихинскую), где она должна выдать полицейским нож.
Евгения отказалась туда ехать, т.к. Алексея и его мамы Поднебесной В.Е. там не было, а она там не хозяйка, и мама Алексея не разрешает ей кого-либо приводить в ее квартиру без ее разрешения. Об этом  Евгения сообщила следователю Гусевой, но она и другие сотрудники ЦПЭ стали настаивать на поездке. Ей сказали, что из-за них там дежурят 10 машин полиции, хватит спорить, поехали.
Евгению фактически против ее воли привезли к квартире. Гусева потребовала открыть дверь. С ней был Трифонов, который также это требовал. Также было много сотрудников полиции, более 10 человек. Все они говорили, что если Евгения не откроет им дверь, то они выломают дверь в квартиру Валентины Евтифьевны. «Если не хочешь по хорошему, будет по плохому, мы вышибем двери, и нам за это ничего не будет» - говорили сотрудники полиции.
Перед дверью следователь Гусева показала Евгении лист бумаги, текст на котором она не сумела разглядеть, и пояснила, что на основании этого "документа" она будет проводить обыск. Решения суда об обыске у следователя не было, и она от руки написала постановление о производстве обыска «в случаях, не требующих отлагательства». Что собиралась искать Гусева, она пояснила, следующим образом : удостовериться что дома нет Алексея, и найти нож.
К этому времени приехал брат Евгении, который попытался спросить основания проведения обыска, на что следователь Гусева пояснила ему в грубой форме, что отвечать на его вопросы она не будет, никаких бумаг ему показывать не должна, и что он не имеет отношения к проведению этого обыска. Евгения попыталась тоже пояснить Гусевой, что она, как и ее брат, не прописана в этой квартире, что собственник не уполномочивал ее на данные действия, но следователь Гусева делала вид, что не слышит этих возражений. Она говорила только одно, что Евгения обязана им открыть дверь квартиры, что в  случае несогласия, сотрудники полиции выломают дверь. Сотрудники полиции были такие разъяренные, что девушка испугалась, что они сейчас не только выломают дверь, но и могут увезти ее принудительно обратно в Центр по борьбе с экстремизмом, где продолжат психологически издеваться.
Особенно часто требование открыть дверь повторял начальник ЦПЭ Трифонов. Перед дверью стояло около 10-ти сотрудников полиции. Они окружили Евгению и давили морально. Они говорили, что вместе с ними приехали еще сотрудники полиции, которые дожидаются нужной команды, находясь в автомобилях перед домом. У Евгении складывалось впечатление, что участие в обыске принимают все сотрудники Центра «Э», а также большое количество сотрудников полиции Воскресенского района. Сотрудникам полиции было доподлинно известно, что Алексей Поднебесный в квартире отсутствует. Это им было известно из того, что за квартирой было установлено постоянное наружное наблюдение.
Когда Евгения не выдержав давления открыла дверь, в квартиру вошло около 10-ти человек, в том числе Трифонов и человек, назвавшийся потерпевшим. Сотрудники милиции разошлись по разным комнатам.
Трифонов и другой сотрудник ЦПЭ потребовали, чтобы Евгения выдала им нож. Она пояснила, что не знает, что это за нож, не видела момент ранения, и не может сказать, куда он впоследствии делся. Они очень разозлились на эти слова и сказав, что она будет пенять только на себя, стали умышленно с силой выдвигать ящики, открывать двери шкафов, выбрасывать на пол все вещи, скидывать книги с полок и т.д. Они говорили, что «мы сейчас все перевернем, ты потом и не узнаешь свою квартиру». Складывалось впечатление, что они специально совершали действия, чтобы причинить наибольший ущерб. В результате были поломаны дверки шкафов, выдраны петли, на которые они крепились. Евгения, чтобы остановить  ужас, который они творили в доме ее свекрови, вспомнив, что в одной сумок хранятся ножи, которые используются в хозяйстве, туризме, садоводчестве как Алексеем, так и свекровью, достала данную сумку из комнаты свекрови и выдала ее сотрудникам, пояснив, что возможно искомый ими нож может находиться в ней. Содержимое было ими изъято, там находилось несколько бытовых ножей.
После этого сотрудники ЦПЭ не прекратили своих действий. Наоборот, Трифонов и псевдопотерпевший сказали, что «теперь нам надо проверить все остальное. Нет ли тут еще чего-нибудь. Вдруг твой муж что-то замышляет. Нам нужна на него вся информация». Складывалось впечатление, что обыск проводит не следователь Гусева, а начальник ЦПЭ Трифонов и его сотрудники, и ищут они не нож, а совсем другое. Об этом свидетельствовало то, что они со стены отскоблили наклейку с надписью «Марш несогласных», никак не относящуюся к случившемся на озере Светлояр событиям. Эту наклейку отскабливал сотрудник ЦПЭ, который был очень рад, увидев ее, и бегал по квартире в поисках, чем бы ее отскоблить.
С еще большей уверенностью в безнаказанности своих действий сотрудники ЦПЭ стали выбрасывать вещи из шкафов, ходить по вещам ногами. Начали они это делать с комнаты Валентины Евтифьевны. Тоже самое происходило и в другой комнате. Все эти действия совершались на глазах Евгении. В итоге в комнате Валентины Евтифьевна все было разбросано, сломано, истоптано. Ее одежда, белье, таблетки были выброшены из шкафов и растоптаны, испачканы обувью, постельные принадлежности также были брошены на пол. Евгения не понимала, почему после того, как ими были изъяты вообще все ножи в квартире, они своих действий по отысканию предметов, относящихся к совершенному Алексеем деянию, не прекратили.
В результате сотрудники ЦПЭ стали складывать в сумки следующие вещи: газеты, со статьями о проведенных Алексеем законных акциях, фотоальбомы с фотокарточками с работы Алексея и его личной жизни, личные записи, дневники, записные книжки. В шкафу они нашли старый ноутбук 1996 года выпуска и изъяли его тоже. Со стола забрали ноутбук, который Алексей использовал для написания статей и создания видеофильмов. Забрали фотоаппарат, диктофон, флешки, книги, видеокассеты, документы, связанные с общественной деятельностью Алекся, то есть все носители информации, которые смогли найти и которые привлекли их внимание. Еще зачем-то изъяли зимнюю куртку и другую одежду (к случаю на озере эта одежда явно не относилась; впоследствии знакомые сказали, что в зимнюю одежду в ЦПЭ могли встроить «жучки»: датчик слежения, микрофон).
Евгения спрашивала, какое отношение к обыску имеют компьютеры, на что начальник ЦПЭ Трифонов отвечал, что ему необходимо посмотреть информацию, хранящуюся в их памяти, узнать что ранее делал и чем занимался Алексей Поднебесный.
В ходе изъятия вещей Трифонов и  псеводопотерпевший сотрудник ЦПЭ в присутствии понятых зачитывали выдержки  из личных записей Алексея, с оскорбительными интонациями и комментариями, унижающими честь и достоинство как Алексея, так и Евгении, смеялись и издевались над ними.
Кроме этого, сотрудники ЦПЭ осматривали коридор, ванную комнату, кухню, разбросали вещи, хранящиеся на  антресолях.
По времени обыск длился примерно до 2 часов ночи. Евгения очень устала, хотела спать, не могла отслеживать действия сотрудников, находящихся одновременно в разных помещениях квартиры. При этом, сотрудник ЦПЭ, назвавшийся потерпевшим, постоянно говорил, что он достанет Алексея Поднебесного из-под земли, что Алексей наконец-то попался им,  что они его уничтожат, что теперь они будут делать с ним, что захотят, они его посадят. Те же слова повторял и Трифонов.
В конце данного мероприятия Трифонов сказал, что он сейчас будет опечатывать двери квартиры до следующего обыска. Когда они вернуться, они еще раз убедятся в том, что Алексей не вернулся по месту своего жительства. Из-за той агрессивности, которую проявлял Трифонов во время обыска, у Евгении сложилось впечатление, что он был не трезв и перед обыском употреблял спиртные напитки.
Протокол, который заполняла Гусева, был дан на подпись только понятым. Евгению не знакомили с протоколом ни до начала обыска, ни после его окончания. Копию протокола ей не выдали. Изъятое имущество опечатано не было. Всего из квартиры было вынесено около 10 сумок с вещами.
Копию протокола обыска не выдавали и хозяйке квартиры Поднебесной Валентине Евтифьевне. Алексей Поднебесный в это время был заключен под стражу и находился в СИЗО. Из-за этого в течение двух месяцев никто из хозяев имущества не знал, что конкретно было изъято при обыске, и какова была цель данного обыска. 

Лишь 12 сентября 2011 года, когда дело было передано другому следователю в Воскресенском следственном отделе, вещи, не относящиеся к расследованию случая на Светлояре, были возвращены матери А.Поднебесного.
Даже сейчас Евгения не может находиться в данной квартире одна, ее охватывает страх, она чувствует свою беззащитность от произвола, свидетелем которого стала в ночь на 19 июля.

Суд отказался признать показания Евгении, согласившись с прокурором, который заявил, что Евгения является женой подсудимого Поднебесного А.Н., а значит заинтересованной стороной, и ее показаниям доверять нельзя.
Стоит спросить, а следователь, которая взяла на себя ответственность за организацию незаконного обыска, не является заинтересованной стороной? Ведь в случае признания обыска незаконным, ее может за это ждать, как минимум, дисциплинарная ответственность, и она явно заинтересована в том, чтобы представить проведенный незаконный обыск как законный. То же самое относится и к сотрудникам ЦПЭ. Однако суд верит им, а не гражданам,  в квартиру которых вторглись сотрудники полиции, перевернули все вверх дном, изъяли все вещи, какие захотели, подвергли хозяев оскорблениям и унижениям. 

Это еще раз наглядно показывает, что суды и прокуратура в России практически всегда покрывают произвол, творимый полицией и следствием, и добиться восстановления справедливости и нарушенных прав для потерпевших от произвола практически невозможно. Особенно это актуально в случаях, когда в дело замешаны политические мотивы и интересы, и произвол творится в отношении гражданских активистов и независимых общественных деятелей. Центры по противодействию экстремизму выступают в таких случаях как карательные репрессивные органы, а прокуратура и суд готовы списать им любые нарушения прав граждан…



ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Общественный деятель, один из лидеров движения против уплотнительной застройки Алексей Поднебесный подвергнут жесточайшему незаконному уголовному преследованию за свою общественную деятельность. Об этом вы можете прочитать в блоге "Свободу Алексею Поднебесному!" http://freeundersky.livejournal.com/

ВАША ПОДДЕРЖКА АЛЕКСЕЮ ОЧЕНЬ НУЖНА! 

Можно помочь материально, перечислив деньги на счет в Интнернете:

счет на Яндекс.деньги - 41001841472790    http://money.yandex.ru/
             WebMoney -  R362746432978

Еще одно очень важное и значимое средство поддержки - это отправка электронных обращений.
Вы можете отправить в защиту и поддержку Алексея электронные письма в адрес Президента России, В Министерство внутренних дел, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, в Общественную палату.

Не оставайтесь равнодушными! Ваша помощь очень нужна! Борьба за правду и свободу продолжается!

Свободу Алексею Поднебесному!  freeundersky.livejournal.com


 

НОВОСТИ


26.04.19 

17.04.19 

15.04.19 

03.02.19 

31.10.18 

01.10.18 

28.09.18 

13.07.18 

15.03.18 

09.03.18 

20.02.18 

12.02.18 

10.02.18 

09.02.18 

22.01.18 



Октябрь,  2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
21222324252627
2829301234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678
Сентябрь Ноябрь


В КРУГЕ ВТОРОМ   Книга о прокурорском и судебном произволе



   Берни Сандерс - все статьи


Политическая революция в США

        

       


        


    

 


  

  underskylost@gmail.com


БЕРИТЕ ПРИМЕР:

Совет Инициативных групп Москвы

Нет уплотниловке!


        Помочь нам:

счет№ 41001841472790



Уважаемые читатели!

Изображения в статьях на нашем сайте могут пропадать, т.к. размещаются на бесплатных хостингах картинок, которые весьма ненадежны. Помогите нам сделать сайт лучше! Сейчас сайт работает на бесплатном хостинге, и средств на платный хостинг не было и нет. Помогите нам развиваться дальше:

Яндекс.деньги - 41001841472790

WebMoney -  R362746432978

Киви - +79081562889

Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154

эл.почта:   underskylost@gmail.com



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
Нижегородский Протестный Портал, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS