Поддержите нашу работу! 
Яндекс.деньги - 41001841472790
Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154
Тинькофф: 5536 9137 7846 6660
Рокетбанк: 5321 3002 8013 0472
Нижегородский Протестный Портал
Социальная борьба и народный протест
pravda.webstolica.ru


НПП

Поддержите нас!


с карт Visa и MasterCard


из кошелька


со счета мобильного



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
07.03.18 | 23:23:27


12.01.18 | 22:29:19


12.01.18 | 22:24:27


07.01.18 | 19:49:55


05.01.18 | 22:07:07


05.01.18 | 21:55:35


24.12.17 | 16:43:23


17.12.17 | 14:58:10


13.12.17 | 22:08:29


21.11.17 | 19:19:49


13.11.17 | 13:26:16


08.10.17 | 15:33:16


01.10.17 | 13:49:43


27.09.17 | 22:29:51


18.05.17 | 23:47:14


12.05.17 | 22:02:18


11.05.17 | 01:11:55


09.05.17 | 19:27:53


17.04.17 | 14:07:24


13.04.17 | 14:03:59




Наши блоги:

СПАСЕМ ПАРКИ

В защиту парков от вырубки


Нет уплотнительной застройке!

Ковалиха и другие точки борьбы против уплотнительной застройки



НИЖЕГОРОДСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ КУБЫ


Сайт Николая Парийского


Rambler's Top100

ПОСЛЕСЛОВИЕ




После публикации в газете «Новое Дело» моей статьи «Раб прокуратуры» в конце 2005 года мне писали читатели и просили помочь. Одна женщина рассказала мне очень показательную историю: у нее пропала дочь, она обратилась в прокуратуру и в течение полутора лет ей отказывали в возбуждении уголовного дела. Затем в одном овраге нашли случайно чьи-то кости. В прокуратуре вспомнили про ее заявление и объявили, что это - кости ее дочери, т.е. труп найден, дочь мертва, тут же нашли каких-то гопников, надавали им пинков, они "во всем сознались" - ура, дело раскрыто и закрыто!

Это дело, как оказалось, расследовал сынок прокурора Канавинского района Андропова (того самого, который сфабриковал обвинение против меня и добился моего увольнения). Мне стало интересно, что это за человек, сынок прокурора. Ему столько же лет, что и мне, но когда меня взяли в Шахунью (к черту на кулички), его сразу взяли в Московский район Нижнего Новгорода, а к тому времени, как меня перевели в Нижний Новгород, он уже был старшим (!) следователем пр-ры Нижегородского (центрального!) района Н.Новгорода. Видимо, за особые заслуги так он продвинулся? Я изучил материалы дела, которые имелись у той женщины, и обнаружил очевидные и ГРУБЕЙШИЕ ошибки, массу грубейших ошибок, которые мог сделать не следователь, не человек с высшим юридическим образованием, а неграмотный человек с улицы, первый встречный, которого случайно попросили «порасследовать» уголовное дело! Ниже я привожу текст жалобы, которую я составил для той женщины, из него видно большинство этил его "достижений", а также становится понятно, как они расследуют уголовные дела...



Генеральному прокурору Российской Федерации

Устинову В.В.

От потерпевшей по уголовному делу № ...


Жалоба


Постановлением прокурора Нижегородского области мне было отказано в удовлетворении жалобы по уголовному делу № 152927. Также мне было отказано в удовлетворении моих ходатайств по уголовному делу производящим по делу предварительное следствие старшим следователем прокуратуры Нижегородского района Андроповым А.Ю. Считаю указанные решения необоснованными, прошу их отменить. Также прошу принять меры по расследованию исчезновения моей дочери Андреевой Т.П., пропавшей в ночь с 09 на 10.05.04 г.

По делу предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст 105 УК РФ Палютину С.В., Андреевичу С.О. и Гладкову А.В., эти лица обвиняются в убийстве моей дочери Андреевой Т.П., которое они совершили, по версии следствия, в ночь с 9 на 10 мая 2004 г.

Я не согласна с версией следствия, у меня имеются существенные основания полагать, что моя дочь Андреева Т.П. может быть жива, а указанные лица не причастны к ее убийству, хотя могут быть причастны к совершению иного преступления. Однако следствием моя позиция игнорируется, следствие увлечено лишь собственной версией происшедшего и игнорирует иные версии.

Ст.следователь Андропов частично ознакомил меня с материалами уголовного дела. Ознакомившись с материалами дела, я пришла к выводу о том, что следствие производится односторонне, субъективно, при этом с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства.

В соответствии со ст. 75 УПК доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию.

При производстве проверки показаний на месте подозреваемого Андреевичева С.О. от 24.08.05 г были нарушены требования ст.ст. 60, 170, 194 УПК, в соответствие с которыми при производстве проверки показаний на месте обязательным является участие не менее двух понятых, при этом понятыми не могут быть работники органов исполнительной власти, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

При производстве проверки показаний подозреваемого Андреевичева С.О. от 24.08.05 г. присутствовал только один понятой. Это с очевидностью следует из протокола данного следственного действия и из фототаблицы, состоящей из многочисленных фотографий. На всех фотографиях фототаблицы запечатлен только один понятой. Фотографии выполнены со значительным отступом фотографирующего назад, вокруг фотографируемой группы (следователь, подозреваемый, конвоир, один понятой) на всех фотоснимках имеется большое пространство вокруг, и таким образом, второй понятой не мог бы не попасть в кадр в случае реального присутствия этого понятого при производстве следственного действия. Отсутствие второго понятого на фотографиях объясняется его очевидным не участием при производстве следственного действия.

Отсутствие второго понятого также подтверждается явно надуманным именем и адресом, указанными следователем Андроповым как имя и адрес якобы участвовавшего второго понятого. Так, следователем в протоколе в графе, соответствующей установочным данным понятого № 2, записано: «Светов Александр Евгеньевич, проживает: г. Ульяновск, ул. Рябикова, 85а – 220». Очевидна надуманность, вымышленность данного понятого. Трудно представить, что проживающий в городе Ульяновск гражданин случайно оказался в г.Нижнем Новгороде, причем не на центральной улице или в многолюдном месте, а на пустынном склоне оврага, за гаражами, где отсутствует пешеходное движение и расположена нежилая зона, пустырь; и в течение нескольких часов этот приезжий из Ульяновска участвовал при производстве следственных действий. Кроме проверки показаний подозреваемого Андреевичева, тот же вымышленный понятой «участвовал» и при осмотре места происшествия 24.08.05 г.

Кроме того, единственный понятой, участвовавший в проверке показаний, выглядит на фотографиях в фототаблице как сотрудник милиции. Он одет нехарактерно для пешехода: в кожаную жилетку, так обычно одеваются водители или стажеры милиции.

В записи установочных данных этого понятого в протоколе проверки показаний имеются несколько исправлений: номер дома понятого исправлен, причем так, что не понятно, какой это номер в действительности – либо 15, либо 18; также исправлен и непонятен номер квартиры.

Указанные обстоятельства также ставят под сомнение правомерность участия единственного понятого и достоверность записи в протоколе его установочных данных.

В указанном протоколе проверки показаний не указано, кто осуществляет конвоирование подозреваемого Андреевичева. На фото Андреевичев запечатлен в наручниках, при этом наручниками он пристегнут к конвоирующему его человеку в гражданской одежде. Учитывая, что как правило конвоирование осуществляют двое сотрудников милиции, изображенный на фото «понятой» может в действительности быть вторым конвоиром, то есть сотрудником милиции, что является нарушением требований ст 60 УПК РФ.

Те же самые лица указаны следователем Андроповым в протоколе осмотра места происшествия от 24.08.05 г. как якобы также участвовавшие в качестве понятых.

На основании указанных существенных процессуальных нарушений, протокол проверки показаний подозреваемого Андреевичева и протокол осмотра места происшествия от 24.08.05 г. являются недействительными, так как получены с нарушением требований УПК РФ, а именно ст.ст. 60, 170, 194 УПК РФ. Соответственно не имеют юридической силы результаты указанных следственных действий, в частности обнаружение останков трупа неизвестного человека.

В ходе проверки показаний подозреваемого Андреевичева 24.08.05 г. были обнаружены останки неизвестного человека, которые следователь Андропов сразу же изъял, составив с целью процессуального оформления их обнаружения и изъятия указанный протокол осмотра места происшествия. Эти останки следователь Андропов сразу идентифицировал как труп (останки) Андреевой Т.П. 1974 г.р., не дожидаясь опознания трупа родственниками или иными лицами.

Кроме очевидных процессуальных нарушений, связанных с обеспечением участия понятых, указанный протокол осмотра места происшествия имеет существенные содержательные недостатки. Осмотр места происшествия произведен следователем Андроповым крайне поверхностно, с существенными нарушениями общепринятых в следственной практике правил производства осмотра, рекомендованных криминалистикой. Объем содержательной части протокола составляет половину одной страницы. Схема места происшествия не составлена. Отсутствует привязка места обнаружения останков к статичным неизменным объектам местности, в результате теперь уже невозможно повторно определить действительное место обнаружения останков. Единственные сведения о месте их обнаружения, содержащиеся в протоколе, это: «дно оврага, расположенного рядом с ул. Большие Овраги». Таким образом, проверить достоверность отраженных в протоколе результатов в настоящее время невозможно. Халатное отношение ст.следователя Андропова к производству осмотра места происшествия может свидетельствовать либо о его непрофессионализме, низком уровне квалификации, либо это совершено умышленно, с целью скрыть или сфальсифицировать реальные обстоятельства происшедшего.

Обнаруженные останки следователь Андропов сразу идентифицировал как труп Андреевой Т.П. 1974 г.р. Именно так он указал в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы этого трупа от 24.08.05 г. Именно так эти останки (труп) обозначены в заключении судебно-медицинской экспертизы, начатой 26.08.05 г.: «скелетированный труп гр-ки Андреевой Т. П. 1974 г.р.». При этом сам подозреваемый Андреевичев, будучи предварительно допрошенным в качестве подозреваемого перед проверкой показаний, в ходе которой он и указал на место нахождения скелетированного трупа, показал, что приметы женщины, которую он, по его словам, убил совместно с другими сообщниками, не запомнил, опознать ее не сможет. Таким образом, непосредственно при обнаружении указанного трупа никто из участвовавших в производстве проверки показаний и осмотра места происшествия не мог опознать обнаруженный труп как труп Андреевой Т.П.

В действительности Андреева Т.П. без вести пропала в ночь с 9 на 10 мая 2004 г при невыясненных обстоятельствах. Имеются косвенные доказательства того, что Андреева Т.П. пыталась связаться со мной, т.е своей матерью Шкуратовой А.В. в ноябре 2005 года по телефону.

После обнаружения 24.08.05 г. трупа в овраге на ул. Б.Овраги родственники и близкие Андреевой Т.П. об этом уведомлены не были в течение длительного периода. Я как мать без вести пропавшей Андреевой Т.П. не была поставлена в известность об этом. Следователь в течение длительного времени не приглашал меня для опознания обнаруженного трупа, не предъявлял мне никаких обнаруженных при трупе предметов одежды. Также труп не предъявлялся для опознания иным родственникам, близким либо знакомым Андреевой Т.П. Также никто из привлеченных по уголовному делу обвиняемых (подозреваемых) не опознал обнаруженные останки как труп Андреевой Т.П. Таким образом, у следствия не имелось абсолютно никаких оснований считать обнаруженные останки останками Андреевой Т.П. 1974 г.рождения. Однако именно так идентифицировал эти останки следователь Андропов. Представляется, что это свидетельствует об увлечении следователем только одной, субъективно избранной им версией и игнорированием иных версий происшедшего. Не исключено, что ради создания видимости подтверждения этой версии другими доказательствами следователь умышленно допустил вышеназванные процессуальные нарушения при производстве проверки показаний и осмотре места происшествия.

Следователем допущены существенные нарушения требований УПК РФ, в частности ч. 3 ст 177, касающиеся правил изъятия, упаковки и представления вещественных доказательств для производства экспертизы. В вводной части имеющегося в деле заключения судебно-медицинской экспертизы трупа указано: «В медицинско-криминалистическое отдел лаборатории доставлены останки трупа, завернутые в серо-зеленое одеяло. Объекты не подписаны, не опечатаны». Таким образом, невозможно объективно установить, какие именно останки были доставлены в НОБСМЭ для производства медицинской судебной экспертизы. Достоверных доказательств того, что это именно те останки, которые были обнаружены 24.08.05 г в овраге на ул. Б.Овраги, не имеется. В Бюро судебно-медицинской экспертизы были доставлены неизвестные останки неустановленного лица, в неупакованном, не опечатанном виде, без какой-либо маркировки или идентификации. То, что это якобы останки Андреевой Т.П., было установлено со слов нарочного, доставившего их в Бюро СМЭ, личность которого осталась неизвестной.

Между тем, необходимость, и, что важно, возможность, упаковки и опечатывания изъятых в овраге на ул. Б.Овраги останков трупа неизвестного человека имелась. Как следует из вышеуказанного протокола осмотра места происшествия, обнаруженные останки представляли собой не труп в виде тела, а части скелета человека. Из протокола следует: «Скелетированные кости ч-ка. Среди них череп и отдельно нижняя челюсть, обе лопатки, бедренные кости, большеберцовые малые берцовые кости (запятая в оригинале отсутствует), крестец и тазовые кости по отдельности, оба плеча, пять поясничных позвонков, девять грудных позвонков, 22 ребра, обе лопатки». Таким образом, имелась реальная возможность и необходимость упаковать перечисленные объекты и опечатать их в соответствии с правилами изъятия вещественных доказательств. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что этого не было сделано.

В описательной части заключения судебно-медицинской экспертизы перечислены доставленные объекты: «представлены кости: череп с нижней челюстью, по две ключицы, лопаточные, плечевые, лучевые, бедренные, берцовые кости, а также кости таза. Также представлены правая локтевая кость, 11 позвонков из грудного отдела... Мягкие ткани на черепе, как и на остальных костях отсутствуют». Между описанием объектов (костей скелета), обнаруженных в овраге в ходе осмотра места происшествия, и описанием костей скелета, доставленных на экспертизу, имеются существенные различия. Так, в протоколе осмотра места происшествия указано, что при осмотре обнаружено девять грудных позвонков, а в заключении судебно-медицинской экспертизы указано, что на экспертизу представлено 11 позвонков из грудного отдела, налицо явное несоответствие. Имеются и другие отличия в описании обнаруженных при осмотре и доставленных на экспертизу вещественных доказательств. Указанные обстоятельства являются еще одним доказательством того, что на экспертизу были представлены неизвестные останки неустановленного лица.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, а именно, существенные нарушения процессуального порядка изъятия, упаковывания, опечатывания и представления вещественных доказательств для производства экспертизы, обоснованные сомнения в идентичности изъятых и фактически представленных для производств экспертизы объектов, результаты судебно-медицинской экспертизы от 05.09.05 г в соответствии с положениями ст 75 УПК РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания иных обстоятельств.

Кроме того, судебно-медицинская экспертиза не установила ряд существенных обстоятельств. В частности, в ходе судебно-медицинской экспертизы не был установлен пол погибшего. Не установлено, принадлежат останки мужчине, или женщине. Пол погибшего устанавливался только в рамках судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г., исключительно по черепу погибшего, что является менее достоверным способом, чем определение пола по всем останкам в совокупности. Таким образом, результаты судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г., в той части, в которой экспертиза установила, что череп принадлежит женщине, не подтверждаются результатами судебно-медицинской экспертизы от 05.09.05 г., результатами которой не было установлено, что обнаруженный скелетированный труп является женским.

В рамках судебно-медицинской экспертизы были осмотрены колготки, в числе прочих предметов одежды, обнаруженных при скелетированном трупе. По результатам осмотра колготок экспертом указано в протоколе: «Каких-либо повреждений механического хар-ра (рубящих, огнестрельных, колото-резаных) на ней (т.е одежде) не обнаружено». Эти результаты расходятся с показаниями обвиняемых Андревичева, Гладкова и Палютина, которые показали, что нанесли несколько ударов ножом в бедро потерпевшей. Если обнаруженный труп был трупом Андреевой Т.К., то на чулках в области бедра имелись бы механические повреждения, разрезы, в результате воздействия лезвия ножа. Таких повреждений на чулках не обнаружено. Соответственно, обнаруженный труп не является трупом Андреевой Т.П.

Не известна судьба иных вещественных доказательств, обнаруженных в ходе осмотра места происшествия 24.08.05 г. Это, согласно протоколу, «фиолетовый свитер, колготки, черный кожаный ботинок на правую ногу (с костями стопы), бежевый бюстгальтер». Эти вещи могли бы служить для идентификации личности обнаруженного трупа. Я как мать пропавшей без вести Андреевой Т.П., знала все вещи, предметы одежды своей дочери, до исчезновения дочь проживала совместно со мной. Однако до сих пор, по истечении более семи месяцев с момента обнаружения останков, которые следствие считает останками моей дочери Андреевой Т.П., мне не предъявлены для опознания указанные предметы одежды, обнаруженные при осмотре.

Следователем мне был предъявлен лишь фотоснимок обнаруженного ботинка. По предъявленной мне фотографии я не опознала этот ботинок. Однако предъявить ботинок и другие вещи для опознания в натуре следователь уклоняется.

Сожитель моей дочери, Чинарин И.Е., опознал обнаруженный ботинок как принадлежавший Андреевой Т.П. «по фасону». Таким образом, он недостоверно опознал обнаруженный ботинок. Кроме того, опознание было проведено с нарушением требований ст 193 УПК РФ, касающихся предварительного допроса опознающего об обстоятельствах, при которых они видели опознаваемый предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать. В протоколе допроса свидетеля Чинарина И.Е. от 22 августа 2005 г относительно описания ботинок Андреевой Т.П. имеется лишь следующие сведения: «черные кожаные невысокие полуботинки без шнурков». Представляется бесспорным, что подобное описание нельзя признать достаточным, по указанным признакам невозможно достоверно идентифицировать опознаваемые предметы. Аналогичное описание ботинок Андреевой Т.П. содержится в протоколе допроса свидетеля Чинарина И.Е. от 08.12.2005 г. При этом часть протокола от 08.12.05 г., в которой содержится описание ботинок, а также обстоятельств, при которых Чинарин был избит 9 мая 2004 г и расстался с Андреевой Т.П. (после чего Андреева исчезла), полностью копирует описание ботинок и указанных событий в протоколе от 22.08.05 г., оба протокола выполнены на компьютере с полностью идентичным повторением лексики, фразеологии, пунктуации, а также технических характеристик шрифта и форматирования. Указанные обстоятельства дают существенные основания полагать, что один из протоколов был выполнен не в ходе реального проведения допроса в соответствии с положениями ст.ст. 189, 190 УПК РФ, а путем копирования данных компьютерного файла. Нельзя исключить возможность того, что исходным файлом был файл, содержащий протокол допроса от 08.12.05 г., а первоначальный протокол был сфальсифицирован с целью прикрытия допущенных процессуальных нарушений при производстве опознания ботинка.

Ввиду нарушения правил производства допроса, установленных ст.ст. 189, 190 УПК РФ, а именно применение копирования ранее данных показаний вместо реального допроса, и невозможности определить, какой из двух протоколов допроса свидетеля Чинарина является первичным, в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ следует признать недопустимыми доказательствами протокол допроса свидетеля Чинарина от 22.08.05 г и протокол допроса свидетеля Чинарина от 08.12.05 г., содержащиеся в этих протоколах показания не могут использоваться для доказывания, в частности принадлежности обнаруженного при осмотре места происшествия ботинка Андреевой Т.П. и не имеют юридической силы.

Кроме того, в протоколе допроса сидетеля Чинарина И.Е. от 08.12.2005 г имеется указание на нарушение следователем порядка предъявления предмета для опознания по фотографии. Из указанного протокола Чинарина следует: «Мне предъявляли фотографию черепа, найденного в овраге, по данному уголовному делу. Могу сказать, что на переднем зубе обнаруженного черепа имеется скол. Точно такой же скол был у Андреевой Т.П.». Таким образом, из протокола следует, что следователь в нарушение требований ч. 2 ст. 193 УПК РФ предъявил Чинарину для опознания вещественное доказательство – череп, обнаруженный в овраге, и при этом предварительно не допросил Чинарина об обстоятельствах, при которых он мог видеть упоминаемый скол на зубе, по каким приметам может этот скол опознать. В вешеуказанном протоколе допроса Чинарина от 22.08.05 г никаких сведений о сколе на зубе у Андреевой не имеется. Таким образом, в силу ст 75 УПК РФ, следует признать недопустимым доказательством протокол предъявления для опознания по фотографии, в результате которого свидетель Чинарин И.Е. опознал скол на зубе, имевшийся, якобы у Андреевой Т.П.

Также следователем допущены иные нарушения требований УПК РФ при производстве по данному делу. При производстве проверки показаний на месте свидетеля Якунина Р.А. от 13.02.2006 г были нарушены требования ст.ст. 60, 170, 194 УПК, в соответствие с которыми при производстве проверки показаний на месте обязательным является участие не менее двух понятых. На фотатаблице, как и в случае проверки показаний подозреваемого Андреевичева, можно видеть лишь одного понятого. В соответствующем протоколе от 13.02.2006 г указаны следующие установочные данные второго пронятого: «Зябихов Мурат Гаджиевич, пгт Вознесенск, ул. Ленина, 136 – 57». Представляется маловероятным, что житель поселка городского типа Вознесенск, как и в случае с неким жителем г. Ульяновск, случайно оказался в г.Нижнем Новгороде, причем на пустынном склоне оврага, за гаражами, где отсутствует пешеходное движение и расположена нежилая зона, пустырь, и в течение нескольких часов этот приезжий из пгт Вознесенск участвовал при производстве проверки показаний свидетеля Якунина. Таким образом, в силу ст 75 УПК РФ, протокол проверки показаний свидетеля Якунина Р.А. от 13.02.2006 г следует признать недопустимым доказательством, не имеющим юридической силы.

Следователем было отказано в удовлетворении моего ходатайства о проведении молекулярно-генетической экспертизы. При этом в обоснование этого отказа следствие ссылалось, с частности, на результаты судебной медико-криминалистической экспертизы, которой, по мнению следствия, установлено, что череп, обнаруженный в числе останков в овраге 24.08.05 г принадлежит Андреевой Т.П. Однако результаты указанной криминалистической экспертизы позволяют утверждать обратное. Из описательной (исследовательской) части судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г следует, что в результате сравнительного исследования черепа, представленного на экспертизу, и фотоснимка Андреевой, все совпадающие выявленные признаки являются лишь групповыми, то есть ни один из них не относится к ярко выраженным индивидуализирующим. Совпадение одноименных признаков внешности, установленных по исследуемому черепу и по прижизненному фотоизображению головы на фото, позволяет лишь предположить, что исследуемый череп мог принадлежать гр Андреевой Т.П. В ходе идентификационного исследования в рамках той же экспертизы эксперт пришел к выводу, что «для достоверных выводов в распоряжение эксперта нужно представить стоматологическую карту с отметкой о леченых зубах и качественные фотоснимки последних лет жизни», то есть выводы экспертизы не являются достоверными, и для получения достоверных выводов необходимо предоставить дополнительные материалы, которыми следствие не располагает. Таким образом, вывод судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г о том, что представленный на исследование череп мог принадлежать гр Андреевой Т. П. 1974 г рождения, является лишь вероятностным, достоверным его назвать нельзя.

Кроме того, как и в случае проведения судебно-медицинской экспертизы по постановлению следователя от 24.08.05 г., вещественные доказательства были представлены на судебную медико-криминалистическую экспертизу от 08.11.05 г с нарушением требований ч. 3 ст. 177 УПК РФ относительно изъятия, упаковки и представления вещественных доказательств для производства экспертизы. В вводной части заключения судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г указано: «Череп на исследование поступил в полиэтиленовом пакете», при этом сведений об опечатывании упаковки нет. Таким образом, невозможно достоверно определить, тот ли это череп, который был обнаружен и изъят в овраге 24.08.05 г. На основании указанных обстоятельств, в силу ст. 75 УПК РФ заключение судебной медико-криминалистической экспертизы от 08.11.05 г является недопустимым доказательством, не имеющим юридической силы.

Нельзя признать достаточным для идентификации обнаруженных останков как трупа Андреевой Т.П. и заключение судебной биологической экспертизы от 29.12.2005 г., которой было установлено, что не исключена принадлежность фрагмента лучевой кости (представленной на экспертизу) лицу, в групповую характеристику которого входит антиген Н, т.е лицу группы О(Н) альфа-бета. Данная групповая характеристика является чрезмерно широкой, под эту характеристику подпадает большое число лиц, и нельзя на этом основании делать вывод о том, что останки, обнаруженные 24.08.05 г., принадлежат Андреевой Т.П. Кроме того, объект для исследования (измельченный фрагмент лучевой кости) поступил на биологическую судебную экспертизу из числа объектов (частей скелета) представленных на судебно-медицинскую экспертизу 26.08.05. Части скелета, представленные на судебно-медицинскую экспертизу 26.08.05 г в нарушение требований УПК РФ не были упакованы, не снабжены пояснительными надписями и не опечатаны, эти же части скелета, вероятно, использовались при производстве судебно-биологической экспертизы. Соответственно, как и результаты судебно-медицинской экспертизы от 05.09.05 г, результаты судебной биологической экспертизы от 29.12.2005 г в соответствии с положениями ст 75 УПК РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания иных обстоятельств.

Таким образом, единственным достоверным способом идентификации останков, обнаруженных 24.08.05 в овраге рядом с улицей Б.Овраги г.Н.Новгорода является проведение молекулярно-генетической экспертизы. В чем следователем Андроповым безосновательно отказано.

Учитывая вышеизложенное, на основании п. 5 ч. 2 ст 42 УПК РФ, прошу отработать иные версии безвестного исчезновения моей дочери Андреевой Т.П., в частности версию похищения, принять меры к устранению субъективизма и нарушения законности при производстве следствия, а также прошу назначить и провести по делу молекулярно-генетическую экспертизу в целях идентификации обнаруженных следствием останков неизвестного человека.

Чем же кончилось это дело? Кончилось весьма характерно, полностью подтвердило мои ожидания.

Однажды, почти год спустя после отправки этой жалобы, я оказался в Нижегородском районном суде, где встретил одного моего бывшего одноклассника, он теперь работает судебным приставом. Пока я стоял на улице, ожидая начала судебного заседания, мы с ним разговорились, и он стал рассказывать мне «смешные» истории из деятельности суда, я слушал в пол уха, но вдруг услышал нечто знакомое, что заставило меня насторожиться и прислушаться: «А вот было недавно одно дело, - с циничной улыбкой говорил мой знакомый, - в овраге нашли чьи-то кости, сказали, что это женщину убили, нашили ее мать, а мать их не признала! На суде восемь человек свидетелей выступали и говорил, что никакого убийства не было, мать ничего не опознала…Доказательств НЕ БЫЛО ВООБЩЕ НИКАКИХ!!!».

«Слушай, я это дело знаю!, - сказал я, - это на улице Большие Овраги было, его сын прокурора Андропова расследовал?»

«Да!»

«И чем там кончилось? Кого же посудили?»

«Кто-то там признался, хотя в суде от всех показаний отказывался».

«И как же…?»

«Все построили на показаниях одного придурка, из «школы волшебников» - мой знакомый опять ехидно засмеялся.

«???»

«Парень из 39-й школы, для умственно отсталых, мы ее называем школа волшебников, там одни гарри поттеры учатся, ха-ха…Так вот, на его показаниях все дело и прошло. Он вроде бы видел ту женщину и как ее убивали. Хотя восемь человек нормальных говорили, что это не так!»

«Ну и как это получилось?!»

«Я потом как то вместе с тем судьей водку пил и спросил его, ВанВаныч, как же вы по тому делу приговор-то вынесли? 14 лет? За что?!? – «Ну, может я в квалификации немножко ошибся, но СРОК ТО ВЕДЬ Я ПРАВИЛЬНО НАЗАНЧИЛ» – вот так он мне ответил!».

Вот так. Я уверен, что дело было сфабриковано просто потому, что сынок Андропова не хотел лишаться премии и надбавки к зарплате (в случае, если бы арестованного им и необоснованно привлеченного к уголовной ответственности в суде оправдали, ему, возможно, объявили бы выговор и сняли бы максимум на полгода надбавки к зарплате)…

Недавно мне стало понятным поведение судьи Старыгиной, утвердившей в Советском районном суде мой «приговор» и я узнал КТО или, может быть, более правильно сказать ЧТО (поскольку существа, не имеющие совести, души, следует считать неодушевленными) это за человек. Я познакомился с одним человеком, В. Г. В-м, который рассказал мне интересные вещи о г-же Старыгиной. В 1996 году строительная компания построила 10-этажный дом на земельном участке, принадлежащем Воробьеву, это был типичный самозахват, земля была оформлена, участок приватизирован (это район ул. Оранжерейной, там частный сектор и садовый массив в центре города). В-в подал иск в суд. Судьей оказалась Старыгина. Дело она рассматривала почти два года. Все никак не могла решить, кто прав. Хотя дело было очевидным, все документы на землю у В-а были оформлены. И вот за эти два года, судья Старыгина, ранее проживавшая на Бору, вдруг получает квартиру в центре Н.Новгорода в новом элитном доме. Оказалось, квартиру ей «дали» застройщики, захватившие земельный участок В-а. После этого для судьи Старыгиной дело сразу прояснилось и она приняла абсолютно ничем не мотивированное и не обоснованное решение в пользу застройщика, самовольно захватившего чужую собственность. Кассационная инстанция, как водится, решение одобрила…

 

НОВОСТИ


13.07.18 

15.03.18 

09.03.18 

20.02.18 

12.02.18 

10.02.18 

09.02.18 

22.01.18 

02.01.18 

15.10.17 

12.10.17 

16.09.17 

25.05.17 

12.05.17 

09.05.17 



Август,  2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
23242526272829
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789
Июль Сентябрь


В КРУГЕ ВТОРОМ   Книга о прокурорском и судебном произволе



   Берни Сандерс - все статьи


Политическая революция в США

        

       


        


    

 


  

  underskylost@gmail.com


БЕРИТЕ ПРИМЕР:

Совет Инициативных групп Москвы

Нет уплотниловке!


        Помочь нам:

счет№ 41001841472790



Уважаемые читатели!

Изображения в статьях на нашем сайте могут пропадать, т.к. размещаются на бесплатных хостингах картинок, которые весьма ненадежны. Помогите нам сделать сайт лучше! Сейчас сайт работает на бесплатном хостинге, и средств на платный хостинг не было и нет. Помогите нам развиваться дальше:

Яндекс.деньги - 41001841472790

WebMoney -  R362746432978

Киви - +79081562889

Карта Сбербанка: 4276 8801 0880 1154

эл.почта:   underskylost@gmail.com



СТАТЬИ и ОБЗОРЫ
Нижегородский Протестный Портал, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS